Овинник

 Спонсор странички : Рулоны нержавеющие.

Содержание:

"Древняя Русь в лицах боги, герои, люди" Б. Путилов - СПб, Азбука, 1999.

"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995

М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.

 

Овинник


"Древняя Русь в лицах боги, герои, люди" Б. Путилов - СПб, Азбука, 1999.

Овинник

   В комплексе крестьянских хозяйственных построек был овин: он предназначался для сушки хлебных колосьев в снопах. К овину примыкало гумно, где снопы хранили и после сушки молотили.
   Центральное место в овине занимала большая печь. Она стояла в яме или на уровне земли, а над нею закреплялось садило для снопов. Огонь в печи овина не просто просушивал зерно для молотьбы. По понятиям земледельца, он обладал еще и таинственной силой, с ним надо было обращаться как с одушевленным существом. Овин с его огнем — место не простое, наделенное чудесными свойствами. Он имел и отдельного, своего хозяина — овинника (у белорусов — евника). Хотя в письменных древнерусских источниках он не упоминается, нет сомнений, что восточные славяне знали и поклонялись овиннику. Считалось, что овинник живет на печи или под печью, в том месте, где разводили огонь, на сушильных жердях, под садилом. Он почти не покидает овин, разве только ночами выходит на гумно, подметает ток, даже сам молотит и веет зерно.
   Овинник — существо демоническое: весь черный, лохматый, выглядит стариком; его и зовут иногда дедушкой. Глаза его горят как угли. Рассказывали также, что он бывает похож на огромного кота, способен принимать вид медведя или барана.
   Дел у овинника было много. Он следил, чтобы снопы клали в порядке; строго наблюдал за тем, чтобы овин протапливали когда полагается, в срок; не позволял топить в так называемые именинные дни (овин должен время от времени отдыхать); не разрешал сушить снопы при сильном ветре, оберегая овин от пожаров. Овинник, подобно домовому, — домашний дух, он печется о хозяйском благополучии, защищает свой участок от бед и от всякой нечисти. Но непримирим к проступкам или ошибкам хозяев, может жестоко наказать их — вовсе сжечь овин, а то и затащить виноватого в печь.
   Естественно, что овинника боялись и различными способами старались завоевать его расположение. Пользоваться овином начинали только после умилостивительных обрядов и жертвоприношений: на пороге овина отрубали голову петуху и кровью кропили все углы; один сноп бросали в огонь — в дар «овинному духу», угощали его «замолотной» кашей. Заканчивая работы по просушке, один сноп оставляли для овинника, клали для него в остывающую печь блины. Обращались к нему почтительно, с благодарственными словами, вроде: «Спасибо, батюшка овинник, послужил ты нынешней осенью верой и правдой». На Кузьму и Демьяна (см. главку «Святые») овинника поздравляли и угощали. На овинника гадали. По данным XIX века известно, например, что девушки в канун Нового года приходили к овину гадать о своей судьбе, они просовывали руку в окно сушила, спрашивали: «Овинник-родимчик, суждено, что ли, мне в нынешнем году замуж идти?» Если овинник гладил девушку голой рукой,
это значило, что суженый — бедняк, если мохнатой рукой — богатый, если вовсе не тронет — придется сидеть в девках.

   Овинник мог быть и «хозяином» гумна, но наряду с ним, по славянским верованиям, существовал и специальный «дух» — гуменник. Он следил за порядком на гумне, подметал ток, насылал сквозняки, нужные для веяния зерна, наблюдал за тем, чтобы провеваемое зерно хорошо отделялось от мякины.

Севернорусский овин — обиталище овинника

"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995

   овинник*

   Как говорилось ранее о различных демонологических персонажах (см. статьи БРАУНИ; ВОДЯНОЙ*; ДВОРОВОЙ* и проч.), русское народное мировоззрение, вплоть до наших дней, сохраняет четкое разделение "зон влияния" применительно к различным мифологическим персонажам: домовой — "охраняет" дом, банник — "хозяйничает" в бане, водяной — "заведует" реками и озерами, леший — лесом и т. д. В овинах — традиционных для России строениях, предназначенных для просушки хлеба в снопах путем разведения огня — живет овинник.
   "Овинник, дух обитающий в овинах, имеет вид громадного черного кота, величиною с дворовую собаку, с горящими, как уголья, глазами. Овинник или подовинник всегда находится в яме под садилом*. Он наблюдает за кладкой снопов на овине, за порядком сушки его и т. д. Особенно строго он следит за тем, чтобы овины не топились в так называемые именинные дни. Этими днями считаются: день Феклы "заревницы" 23 сентября [7 октября по н. ст.], Воздвиженье - день 14 сентября [27 сентября по н. ст.] и день Покрова Пресвятые Богородицы - - 1 октября [14 октября по н. ст.]
   В эти дни все овины бывают именинниками и топить их в эти дни не следует.
При несоблюдении этого овинник наказывает неосторожного владельца овина пожаром, а иногда, при удобном случае, даже и убивает его. Не позволяет точно также овинник сушить хлеба во время сильных ветров и безжалостно больно за это наказывает. Чтобы задобрить овинника, в некоторых местах поступают таким образом: в день Св. Козьмы и Дамиана [14 ноября] старший в доме приносит в овин петуха и на пороге отрубает ему голову и ноги. Эту голову и ноги он бросает затем на крышу избы для того, чтобы в доме велись куры.
   В некоторых местах девушки обращаются к овиннику с расспросами о своей судьбе. Обыкновенно поступают в данном случае таким образом: в ночь на Новый год, между вторыми и третьими петухами, девушка должна одна идти к овину. Здесь она поднимает подол платья на голову и, оголив свой зад, вставляет его в окно сушила. Овинник должен погладить зад рукою.
   Если овинник погладит зад голою рукою, то девушка будет жить замужем бедно, погладит мохнатою рукою — будет жить богато. Иные в садило суют руку, а по тому и судят, что если никто не тронет, то в девках сидеть; голой рукою погладит по руке — бедно жить придется замужем, погладит мохнатою рукою — придется жить богато" [1].
Увидеть овинника "можно лишь во время Светлой заутрени Христова дня" [2].


М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

   ОВИННИК (ПОДОВЙННИК), ОВЙНЫЙ, ОВИННЫЙ БАТЮШКО, ОВИННЫЙ ЖИХАРЬ, ЦАРЬ ОВИННЫЙ, ДЕДУШКО ОВИННЫЙ, ОВИ-НУШКО, ОВИНЯННИК — дух, живущий в овине; «хозяин» овина.
ОВИННИЦА, ОВИННИЧИХА - дух овина в женском облике.
   «Овинушко под Покров день отдыхает: огня не раскладывай» (Калуж.); «Овинянник покойником из пазухи овина кажется, часто его бороться охотка берет: „Давай и обратаемся!" — предлагает» (Костр.); «Овинные, речные, водяные, банные! Скажите, не утаите — выдадут ли замуж?» [из гадания] (Костр.); «Не ходи, овинница схватит!» (Арх.).
   Описания овинного духа немногочисленны и не вполне определенны: как и другие духи — обитатели крестьянского подворья, он чаще слышим, чем видим.
Овинник (подовинник) может быть громадным черным котом (величиной с дворовую собаку) с горящими как угли глазами (Яросл.); он появляется в облике собаки (Новг.); темен, лохмат, мохнат, оборачивается медведем (Влад.). Однако чаще всего овинный — человек: он обычного роста, но с всклокоченными «дымными» волосами (Волог.) (так же описывали архангельские крестьяне и овинницу). Он «ровно человек, но с рогами и шерстнатый» (Волог.); очень высокий (Олон.).
Овинный «хозяин» -- старик или покойник, а также может принять облик кого-то из членов семьи, которой принадлежит овин (с овинниками смешиваются нередко появляющиеся здесь покойники, черти).
   «Молотили мы в усадьбе на Пулове. Вечером, когда уже совсем посадили овин, затеплили теплинку, сели все в подовине, разговариваем, кто что рассказывает. Как вдруг рявкнет наверху, да таково толстым голосом, да как ударит в дверцу; мы тут все испугались и притихли, потому что знали, что наверху никого нет... Значит, это был не кто иной, как он. Выйти из подовина боимся, но я был посмелее других. „Братцы! — говорю. — Я пойду вперед, а вы сзади!" Вышел этто и вижу, как старик прошел мимо и прямо опять прошел наверх. Мы туда за ним, нас было шестеро. Поискали, поискали да никого так и не нашли» (Новг., Череп.).
   На традиционное местообитание овинника указывает одно из его имен: подовинник. По поверьям, он сидит в нижней части строения, где разводится огонь, в яме под сушилом. Говорят, что он «следит за работой»; иногда овинный сам трудится в овине, приняв облик крестьянина (Новг.). Овинник — полновластный «хозяин» овина, но он не любит не только когда его видят, но и упоминают попусту: «Лет восемь тому назад молотили мы <-...> последний овин да вечером и легли в подовине спать. Нас в овине было пять человек. Один из мужиков, Егор, и говорит: „Ну и подовиннику теперь весело, ишь как нас много!" Скоро все уснули. А я с Егором лег рядом, лежим, не спим. Вдруг слышим, что кто-то сверху снопы перекладывает. Егор меня спрашивает: „Неужели уж Анисим пришел и сваливать начал?" Сами испугались. Потом опять затихло. Вдруг стукнуло в ворота. Мы думали, что и вправду Анисим идет. Потом и начало молотилами да граблями кидать, только стукотня идет; так и не спали до утра. Утром нашли все разбросанным: грабли, молотила — все раскидано по гумну. С тех пор полно подовинника поминать на ночь в овине» (Новг., Белоз.).
   Овинный «хозяин» гневается, когда к нему относятся без должного уважения, мешают, пытаются выжить с его любимого места у огня: «В овинах живут овинники, которые имеют вид старика. Однажды крестьянин деревни Острова пришел сушить овин, видит — у теплины сидит овинник и печет картофель! Мужик сотворил молитву и ожигом (палкой, которою шевелят огонь в теплине) хватил нечистого наотмашь. Овинник побежал и с угрозою произнес: „Я тебе припомню!" На другой день овин и сгорел» (Новг., Череп.).
   Овинный ревностно следит за тем, чтобы овин не топили в ветреные, неустановленные и праздничные дни (накануне больших праздников). Согласно обычаям, овины начинали топить приблизительно со дня Феклы Заревницы (7 октября). На Феклу Заревницу дни убывают, почти темнеют, зори становятся багряными; это время пускания в полях палов; начало утренней молотьбы при огне. Ср.: «На Заревницу хлеба ворошок, а молотильщику каши горшок» <Ер-молов, 1901 >.
   Этот день, а также Воздвиженье (27 сентября) и Покров (14 октября) считались «овинными именинами»: овин «отдыхал», а молотильщиков, овинного «хозяина» или даже сам овин угощали, чаще всего кашей, пирогами. Иногда приносили в овин петуха (Костр.). Тех, кто нарушал установленные обычаи, овинник наказывал. По рассказу из Калужской губернии, он согнул в дугу силача, топившего овин в день Феклы Заревницы. Он мог сжечь овин, погубить находящихся в нем людей.
   Время окончания работ в овине — также праздник, «овинные именины». В Дмитровском крае овину в этот день приносили угощения: клали хлеб-соль на садило, кланялись овину и говорили: «В море постоять, огня не видать, по колено стоять — воды не видать»; или поднимали кверху цепы и говорили: «Уроди, Господи, на новый год больше и дольше».
«Овинник обитает в овинах, — рассказывали на Вологодчине, — это дух добрый. Когда засушивают овин в первый раз, то просят овинника, чтобы он все сохранил в целости от невзгод и напастей, а когда кончат работу, то кланяются и говорят: „Спасибо тебе, батюшка овинник, послужил верой и правдой"» <Иваницкий, 1890>.
   В Новгородской губернии овинного благодарили: «Спасибо, хозяйнушко батюшко, что подсобил обмолотиться!» (а при начале обмолота просили у «хозяина» разрешения топить овин: «Хозяйнушко, батюшко, подсоби помолотить!», «Царь овинный, подсоби сушить овины и обмолотиться!»).
   В Сибири после завершения работ в овине оставляли гостинцы и обмолоченный сноп «суседку-овинному» (по сообщению Г. Виноградова, определенных сроков «овинных именин» здесь не было) <Виноградов, 1913>.
   В Приангарье «последний день молотьбы назывался „обмолоток" или „овин-именинник". Измолотив „именинника", то есть последний овин, катались на лошадях по деревне» <Сабурова, 1967>.
В Тобольской губернии «овинными именинами» считалось 26 октября (день Дмитрия Солунского) — с наступлением этого времени овины «подлежали чествованию». «В полночь на Дмитриев день... хозяин дома —большак берет с собой свежеиспеченный пшеничный хлеб, небольших размеров, круглой формы; хлеб должен быть „удачный", то есть хорошо пропеченный; ставит на хлеб солонку с солью, а затем забирает с собою бутылку водки и стакан и со всем этим идет в овин». Войдя в овин спиной, «хозяин говорит так: „Овинница, я тебе принес хлеб и соль, чтобы ты меня не пугала, когда приду в овин. Аминь". Затем хозяин кладет хлеб и соль посредине овина, делает поясной поклон в глубь овина и произносит так: „Вот тебе, батюшка овин, хлеб и соль, пшеничная булка. Как булка хороша, тако ж и урожай дай хорош, сам двадцать, чтобы птица не клевала, чтоб ветры не вздували, чтоб градом не сбивало, чтоб дождем не высекало и солнцем не сожигало. Аминь, аминь, аминь"». После этого хозяин (крестообразно, с приговорами) обходит все строение, выпивая во всех четырех углах по стакану водки, а затем выплескивая часть ее на землю, со словами: «Вот эвто, батюшка овин, тебе, чтобы ты не загорался. Как вино горит и не сгорает, так и ты, овин, не сгорай. Аминь». Последний стакан выпивается в центре со словами: «Спасибо тебе, батюшка овин, что мой хлеб сохранил» (остатки водки выливаются на землю, а куски посоленного хлеба раскладываются под овин, в овинную яму или снаружи, вокруг овина, с приговором «Аминь, аминь, аминь») <Городцов, 1916>.
   Чествовали овин и овинника и в день Козьмы и Демьяна, 14 ноября, когда несли в овин кашу и «ходили проздравлять».
   «В Мышкинском уезде Ярославской губернии, в „куриный праздник", то есть в день бессребреников Косьмы и Дамиана, утром, старший в доме относит петуха в овин и на пороге отрубает ему голову и ноги топором, причем ноги кидаются на избы для того, чтобы водились куры. В некоторых местах Костромской губернии, чтобы задобрить овинника, поступают таким образом: в один из „именинных" дней овина приносят в овин пирог и петуха. Петуху на пороге отрубают голову и кровью его кропят по всем углам» <Балов, 1906>.
   И овин, и овинный «хозяин» во всех этих поверьях, обычаях предстают живыми существами, обращаться с которыми нужно с почтением и опаской. В овине сушатся и обмолачиваются снопы, приумножается достаток семьи, в то же время в нем легко возникают пожары, которые во многих губерниях России приписывались гневу или причудам овинного «хозяина».
   Бережное и суеверное отношение к овину, стремление умилостивить его очень давнее: «В летописи мы встречаем точные и определенные указания на то, что овины служили у наших предков-язычников местом поклонения огню. „И огневи молятся под овином", — говорит летописец. Сам овинник — дух, охраняющий овин, есть, по всей вероятности, не что иное, как олицетворение овинного огня» <Балов, 1901>.
   Согласно распространенным в XIX — начале XX в. поверьям, происхождение огня — «божественное». «Огонь произошел от меча архангела, который стоял у ворот рая, чтобы заградить Адаму в него вход. Отгоняя Адама, архангел позволял ему брать огня. От этого огня произошел огонь на земле» (маленький огонек называется зайкою, огонь в овине — теплиной, огонь в поле, в лесу — пожег) (Новг., Череп.) <АМЭ>.
   Разведение огня при первой посадке хлеба в овин сопровождалось особым приговором (для предохранения от пожара, порчи, гибели): «Когда посадка хлеба закончена, хозяин спускается в овинную яму и зажигает дрова, заранее приготовленные, и когда дрова загорелись, хозяин встает и произносит: „Вставай, Царь Огонь и Царица Искра. Царю Огню и Царице Искре нет воли во всем овине, вот вам воля на сем месте. Помяни, Господи, Царя Давыда и всю кростость его. Разлучи, Господи, мой хлебец с дымом. Аминь"» (Тобол.) <Городцов, 1916>.
Однако считать овинника лишь олицетворением необходимого, но грозного огня нельзя. Очевидно, что овинный огонь может представляться «живым» и вне связи с образом овинного «хозяина».
Овинник — полновластный «хозяин» всей постройки, он связан с хлебом, растительностью, плодородием, с благополучием людей.
   Кроме того, как полагает Ф. Буслаев, «овин соединяет в себе первоначальное понятие о родном огнище с обрабатыванием жита. <...> Как овин есть нe иное что, как вырытая землянка с топкой: так в древнейшую эпоху и сама печь, или пещь, — была тоже яма в земле (пещера. — М.В.), о чем свидетельствует история языка» <Буслаев, 1861>. Это дает некоторые основания предположить, что дух — «хозяин» овина некогда мог быть и духом — покровителем жилища.
   В обличье овинника, иногда смешиваемого с появляющимися в овине покойниками, проглядывают черты предка-покровителя. Ср. также обращения к овину и овиннику с просьбами о даровании здоровья, удачи. «Чрезмерно плачущих младенцев на заре близ овина умывают утреннею росою со словами: „Господи владыка! Возьми с младенца крик и вопь, дай ему тихова ангела!" Потом берут от этого овина соломы и кладут спящему в изголовье» (Нижегор.)
   Облик овинника сложен, двойствен и вызывает у крестьян противоречивые чувства: связанный с огнем, жестокий и своенравный овинный может «запихать в печь», сжечь, убить. На Вологодчине крестьяне старались не топить овин поодиночке. Тем более опасались ночевать в овине.
   «Залютовавшего» овинника смиряли начерченными по всей постройке крестами; обращались к заступничеству Божьей Матери Неопалимой Купины, способной противостоять огню (если овинник грозил пожаром) (Сиб.) <Громыко, 1975>.
   С другой стороны, овинный «хозяин» мог дать хороший примолот (Волог.), он покровитель семьи, «милостивый», он «чужому не выдаст», надо только помолиться ему. Можно и безопасно ночевать в овине, если сказать: «Овинный батюшко, побереги, постереги от всякого супостата» (Олон.). В вологодской быличке подовинник изгоняет случайно приглашенного туда рассказчиком банника. «Пришел я это в подобии, вдруг слышу из-за печки голос: „Зачем ты его, бездельника, звал? Он сколько бань сжег, охота чтобы и овин сжег? Смотри выгони его, не пущай". — „Не могу я его выгнать, боюсь не сладить!" — „Ну коли мне разрешишь, я его выгоню". Вдруг растворяются двери и входит ровно как человек, с рогами, шерстнатый, и сел у огня. А из-за печки опять голос: „Зачем пришел?" А тот: „Меня хозяин звал". <...> И выскочило из-за печки такой же чудище, и схватились они. Боролись, боролись, наконец выскочили на гумно. Подовинник и кричит мне: „Помогай!" А у меня с собой ружье было; возьми да выстрели. Оба пропали, стало тихо. Вдруг слышу опять голос из-за печки: „Никогда его, мерзавца, не зови, он нас живо уходит"» (Новг., Белоз.).
   В повествовании из Олонецкой губернии овинянник избавляет парня от преследующей его покойницы; овинник спасает мужика от банника (Арх.).
   Овинный знает и предсказывает будущее; само его появление (как и появление домового) может быть недобрым предвестьем. Когда крестьянка видит, что овинник, под видом ее мужа, берет вороха в овине (а муж находится дома) она предполагает: «Это, верно, нашей работе овинник-ман помогает. Худа бы не случилось» (рассказывать о появлении овинника в таких случаях нельзя) (Новг.); ср. упоминание о подовиннике, храпящем возле заснувшего сушильщика: «Худо, — говорит, — будет». Через год после этого медведь съедает кобылу сушильщика (Арх.).
   Овинник участвует в святочных гаданиях (гладит мохнатой лапой — «к добру», а «голой» — «к худу»). «Девка кладет ночью руку в овинное окно: коли никто не тронет, в девках сидеть; голой рукой погладит — за бедным быть; мохнатою — за богатым» <Даль, 1881>; ср. также обращение гадающей: «Хозяин овина, скажи, откуда будет мой суженый?» (Смол.).
   Бытовал и сюжет о своеобразном испытании девушки, решившейся сходить в овин в полночь. «Приходит в овин, только за колосник — цап ее за руку: „Стой, девушка, чтой-то на овине сидит?" — „Лен"». Спасаясь, девушка до петухов отвлекает нечистого духа рассказом об обработке льна и перечислением необходимых ей нарядов. После пения петуха нечистый исчезает, и наряды остаются при девушке; пришедшая вслед за ней несообразительная и злая девица гибнет (Влад.).


"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

 

   ОВИННИК, овинный, подовинник — у русских (преимущественно на Севере) домашний дух, живущий в овине; олицетворение овинного огня и овина в целом.
   Согласно народным поверьям, овинник обычно имеет вид сердитого, угрюмого и молчаливого старика; человекоподобного существа, с ног до головы облепленного мякиной и паутиной; похожего на кота или на медведя лохматого темного (черного) существа с горящими разноцветными глазами, измазанного сажей, и т.п. Кроме того, он может принимать облик громадного (размером с дворовую собаку) черного кота с горящими глазами, а также медведя, барана или собаки. Иногда считалось, что овинник может показаться покойником. По некоторым поверьям, овинник нередко принимает и человеческий облик (чаще всего — облик кого-либо из домочадцев, членов семьи); в этом случае он иногда бывает очень высокого или, наоборот, очень низкого для человека роста и имеет всклокоченные, «дымные» волосы и зычный, «толстый» голос. Кроме того, по народному убеждению, «овинник умеет лаять по-собачьи и, когда удается ему напакостить мужикам, хлопает в ладоши и хохочет не хуже лешего».
   Живет овинник, по народному убеждению, в овинной сушилке, где разводят теплины, в самом дальнем углу подлаза, «в нижней части строений, где разводят теплины и днем пекут деревенские ребята картошку». Во многих местах верили, что овинник, подобно другим домашним духам, живет не один, а вместе со своей супругой или подругой — овинницей; обращаясь к ним, их обычно уважительно величали «подовинник-батюшка и подовинница-матушка».
   Согласно народным поверьям, овинник — полновластный хозяин овина — всегда «следит за работой» и нередко сам трудится в овине, обычно при этом принимая облик крестьянина (например, хозяина дома). Считалось, что он оберегает овин и хлеб от всякой напасти, беды и нечисти; часто дает хороший примолот; подметает гумно, обмолачивает снопы, веет зерно; обеспечивает необходимый для просушки зерна сквозняк и т.п.
   Однако, по мнению крестьян, если овинник бывает сердит на хозяев, то всячески вредит им. Так, по поверью, овинник может сжечь овин, закинув между колосниками уголь, если рассердится на хозяев за то, что они сушили снопы во время сильных ветров. Может он сжечь овин и в том случае, если хозяева мешали ему или не выказывали должного уважения, нарушали особые запреты, связанные с овином, или даже пытались выжить его, овинника, с его любимого места у огня. Считалось также, что овинник очень не любит, когда его стараются увидеть или упоминают попусту: в этом случае он может раскидать все снопы, грабли, молотила по всему овину и вообще устроить страшный беспорядок.
   Иногда овинник может стараться навредить и непосредственно хозяевам, особенно если те сильно ему чем-то не угодили. Рассказывали, например, что овинник, рассердившись, «поперхнет у костра в бок так, что едва не соберешь дыхание»; он может даже убить хозяина, чем-то досадившего ему: может «запихать в печь», сжечь вместе с овином и т.д. Так, в одной из быличек овинник, которого хозяин овина прогнал с его любимого места у огня, не только сжег овин, но и наслал на мужика тяжелую болезнь, от которой тот вскоре и умер.
   О злых проказах овинника в самых разных местах ходили разные рассказы. Так, в Брянских лесах (в Орловской губернии) рассказывали такой случай с бабой, в Чистый понедельник зашедшей в овин трепать лен для пряжи: только она успела войти, как кто-то «затопал, что лошадь, и захохотал так, что волосы на голове встали дыбом»; однако смелая баба осталась и продолжала трепать лен столь долго, что родные хватились ее и стали искать, однако не нашли. Как настала пора мять пеньку, вся семья пошла в овин и увидела на гребне висящую кожу той бабы, и при этом вся кожа была цела, «и можно было различить на ней и лицо, и волосы, и следы пальцев на руках и ногах». На Смоленщине рассказывали про мужика, который вздумал сушить овин на Михайлов день: овинник, рассердившись на него за это, вынес его из подлаза и на его глазах подложил под каждый угол овина головешки с огнем, при этом столь застращав виновного, что он за один год поседел, как лунь.
   Согласно народным поверьям, овинник ревностно следит за тем, чтобы овин не топили в неустановленные, праздничные дни, и особенно в те дни, когда овин именовался «именинником». Такими праздниками считались в народе дни Феклы Заревницы (7.Х), Воздвиженья (27.IX) и Покрова (14.X); нередко к ним причислялся и день Кузьмы и Демьяна (14.XI). В эти дни овин «отдыхал», а молотильщиков, «овинного хозяина» и даже сам овин угощали, чаще всего кашей и пирогами; при этом пироги и кашу для овинника оставляли в подлазе. В дар овиннику приносили и петуха, которому отрубали голову у входа в овин и кровью его кропили по всем углам. Тех же, кто в эти праздники нарушает запрет на работу и топит овин, овинник, по народному убеждению, жестоко накажет: спалит овин и погубит находящихся в нем людей, «согнет в дугу» работающего в овине хозяина и т.д.
   «Овинным праздником» считались и дни начала и окончания работ в овине. Так, например, при первом просушивании овина хозяева обращались к овиннику с просьбой охранять овин от напастей; при этом первый привезенный с поля сноп бросали в огонь как дар «хозяину» овина. Начиная топить овин, во многих местах прежде просили у «хозяина» позволения. В день окончания работ в овине овиннику приносили угощения; в некоторых местах при этом низко кланялись и говорили: «Спасибо, батюшко-овинник, послужил ты нынче верой и правдой!» или «Спасибо, хозяинушко батюшко, что подсобил обмолотиться!» В Сибири после завершения работ в овине оставляли не только гостинцы, но и необмолоченный сноп в дар «суседку-овинному».
   Все эти подарки овиннику приносили с целью умилостивить его, задобрить, отвести от себя его гнев. Хотя овинник и считался домашним духом, предком и покровителем семьи, во многих поверьях он, в отличие от домового, — довольно злокозненное, недоброе существо, способное за небольшую провинность не только сжечь овин, но и убить хозяев. Согласно многим поверьям, самым зловредным и опасным из домашних духов является банник, а сразу за ним следует овинник: «его трудно ублажить-усмирить, если он рассердится и залютует... Тогда на овин рукой махни: ни кресты по всем углам, ни молитвы с обносом иконы Богоматери Неопалимой Купины не помогут, и хоть шубу выворачивай мехом наружу и стереги гума с кочергой в руках на Агафона-гуменника (22-го августа)».
   В некоторых местах люди, опасаясь овинника, старались не топить овин поодиночке; ночевать же в овине часто опасались даже хозяева. Чужие же люди и вовсе не должны были заходить в овин ночью и тем более ночевать в нем. Согласно поверьям, овинник вообще очень не любит, когда в овин приходят посторонние, и пугает их: лает по-собачьи, хлопает в ладоши, хохочет и т.д., может уморить угаром. Но еще больше он не любит ночлежников, особенно тех, кто у него «не попросился», и может даже задавить человека, если тот один ночует в овине.
   Однако в некоторых местах верили, что если попроситься у овинника, то в овине можно ночевать совершенно свободно: овинник не тронет и даже защитит человека от нечистой силы. Так, про овинника говорили, что «он, батюшка, чужому не выдаст, только помолиться ему: "Овинный батюшко, побереги, постереги от всякого зла, от всякого супостата раба Божия"»; иногда считали, что он «такой же, как домовой». Известно несколько быличек, в которых овинник спасает хозяина от преследующего его покойника-еретика: он прячет попросившего его о помощи хозяина и до утра дерется с покойником, не подпуская его к человеку.
   Вообще овинника, по народному убеждению, «часто бороться охотка берет». Так, считалось, что он очень не любит банника и часто дерется с ним; нередко дерется с враждебной человеку нечистой силой (например, с упырем), не впуская ее в овин. В некоторых местах рассказывали, как овинник, желая побороться, «из пазухи овина покойником кажется» и зовет: «Давай и обратаемся!»
   Согласно народным поверьям, овинник «ведает будущее» и может предсказывать девушкам судьбу, если они ночью в какой-нибудь праздник (обычно на святки, чаще же всего — на Васильев вечер) гадают в овине или у овина. Одно из таких гаданий совершалось следующим образом: девушка (обычно ночью, в полночь, между вторыми и третьими петухами) подходила к овину, задирала юбку, становилась задом к окну, в которое делалась насадка хлеба, и говорила: «Овинник-родимчик, суждено ли мне в нынешнем году замуж идти?»; считалось, что если овинник прикоснется к обнаженному девичьему заду мохнатой рукой, девушка в этот же год выйдет замуж за богатого, если голой рукой — выйдет за бедного, а если не прикоснется вовсе — останется «в девках». При гадании иногда также клали руку в окно овина или заходили в овин, задавая тот же вопрос и ожидая прикосновения овинника.
   Деревенские овины — это строения, сгорающие едва ли не каждую осень, так как без огня овин не высушишь, а сухие снопы горят легко; но при этом овинников, которых хозяева овина нередко винили в пожаре, огонь, по народному убеждению, не трогает. Так, повсеместно считалось, что обычного пожара овинник не боится: он поселяется на печь или на обгорелое бревно и ждет, когда хозяева построят новый овин, в который он может вселиться. Однако при этом считалось, что овинник может погибнуть в огне, если овин загорелся от молнии, и другой овинник на таком месте уже никогда не поселится.
   Излюбленным временем у овинников считалась полночь, время между вторыми и третьими петухами; в это время, по поверьям, его можно увидеть ненароком или даже специально. Вообще считалось, что увидеть овинника (как и домового, и вообще нечистую силу) можно на Пасху, обычно через хомут, хомут и борону, три бороны и т.д. Однако одним из самых надежных способов увидеть овинника, как и другого домашнего духа, считался такой: спустившись на 3-ю ступень внутренней лестницы, ведущей в хлев, нагнуться и посмотреть промеж ног. При этом, однако, видеть его считали нежелательным, полагая, что овинник может рассердиться на подглядывающих за ним хозяев и сжечь овин или по-другому навредить домочадцам. Овсень — см. Авссиь.


Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.
 

ОВИННИК — дух-хозяин овина (в иных местах отождествляли с гуменником, в других различали). Помогает старательным хозяевам сушить снопы, готовить их к обмолоту. Оберегает хлеб от разных бед и напастей. Сидит в овине в самом темном углу — в подтопке или за ним. Сам весь черный и на кота похож, только размером с хорошую собаку. И глаза, как у кота, в ночи светятся. И мохнатый весь, как кот, только одна рука совсем голая (в иных местах овинника представляли в виде старика или барана). Следит, как овин топят.
Не любит овинник, когда овин топят в плохую, ветреную погоду. Заставит печку дымить,

чтобы предупредить хозяина, а то и двинуть его может. А уж если совсем рассердится на непутевого хозяина, то и угольков в снопы подбросить может и весь овин с хлебом спалить. Старательному хозяину он мохнатую руку протягивает, ленивому — голую.
«Вот он сидит в нижней части строений, где разводят теплины... — сидит в самом дальнем углу подлаза днем и ночью... Глаза горят калеными угольями, как у котов, и сам похож на огромного кота, величиной с дворовую собаку, весь черный и лохматый. Умеет брехать по-собачьи и, когда удается ему напакостить мужикам, хлопает в ладоши и хохочет не хуже лешего. Сидеть под «садилом» ему указано для того, чтобы смотреть за порядками кладки снопов, наблюдать за временем и сроками, когда и как затоплять овин, не позволять делать этого под большие праздники... Топить овины в заветные дни гуменник не позволяет: и на добрый случай попехнет у костра в бок так, что едва соберешь дыхание; на худой конец разгневается так, что закинет уголь между колосниками и даст всему овину заняться и сгореть. Не позволяет также сушить хлеба во время сильных ветров и безжалостно больно за это наказывает».
К овину ходили гадать девушки по поводу ожидаемого замужества. Протянув руку в окно овина, ожидали прикосновения к ней овинника. Или, подняв подол, подставляли к топке обнаженный зад. Прикосновение голой рукой предвещало бедного жениха, мохнатой — скорое замужество и богатство.


 

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру