Гуменник

Спонсор странички :

Содержание:

"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.

"Древняя Русь в лицах боги, герои, люди" Б. Путилов - СПб, Азбука, 1999.

В. И. Даль Поверия суеверия и предрассудки русского народа. Москва ЭКСМО 2003


"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

   Гуменник, гумённый, гумённый хозяин — дух, обитающий на гумне (гумно — площадка для молотьбы, а также сарай для сжатого хлеба) или в ригах (рига — сарай для сушки снопов и молотьбы), прикрытых бревенчатыми срубами с непротекающими крышами. Гуменника нередко отождествляли с овинником; иногда его смешивали и с домовым или дворовым.
   Согласно поверьям, гуменник оберегает хлеб от всякой напасти, беды и нечисти; часто дает хороший примолот; подметает гумно, обмолачивает снопы, веет зерно, обеспечивает необходимый для просушки зерна сквозняк и т.п. Крестьяне верили, что если гуменник любит хозяев и доволен ими, то таскает им «Бог весть откуда» хлеб, так что хозяева не только не покупают хлеб в течение всей зимы и весны, но и сами еще продают лишний хлеб.
   Гуменник представлялся небольшим человечком с ярко горящими глазами; нередко его также считали мохнатым существом с лапами. По некоторым поверьям, он мог принимать облик кошки, барана, медведя и т.д. Мохнатость гуменника соотносилась с достатком хозяина дома («Гуменник мохнат — крестьянин богат»).
   Как дух, связанный с хлебными злаками и с помещением, в котором обрабатывают и хранят урожай, составляющий достаток семьи, залог ее благополучия, гуменник весьма почитался крестьянами. Очевидно, некогда ему приносили различные жертвы; так, в некоторых местах на Покров Пресвятой Богородицы хозяева ставили на току ведро пива и оставляли его там на несколько дней как жертву гуменнику.
   По поверьям, гуменник, как «свой», домашний дух, может защитить хозяев и все свои владения от нечистой силы. Однако он считался не только добрым, благосклонным к людям духом и мог вредить хозяевам за то, что те нарушили какие-то правила поведения. Так, гуменник, по поверьям, наказывает тех, кто по ночам ходит на гумно за соломой; он вообще не любит ночных посетителей и может даже задавить человека, который «ночлежничал» на гумне. Считалось также, что иногда гуменник вредит без всякой причины: так, в ночь на Аграфона-гуменника (4.IX) гуменник бегает по селам и деревням, «дурит» и раскидывает по гумнам снопы; для того, чтобы уберечь гумно от его проказ, люди в эту ночь стерегли свои гумна в вывернутых наизнанку тулупах, с кочергами в руках.
   Как и овинника, гуменного хозяина нередко призывали в гаданиях (преимущественно девичьих). Так, девушки ходили на святки на гумно; считалось, что если гуменник погладит гадающую голой лапой, то это «к худу», к бедному жениху и т.д.; если же погладит шерстистой, мохнатой лапой — это «к добру», к богатому жениху, семейному благополучию и т.д. На Новый год ходили слушать на гумно, стараясь по звукам определить, каков будет будущий год: «как хорошо будет жить, так метлой гребут, а как нет, так разметают».


М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

   ГУМЕННИК, ГУМЕННЫЙ ХОЗЯИН, ХОЗЯЙНУШКО ГУМЁННЫЙ, ГУМЕНЩИК, ГУМЁННЫЙ — дух, «хозяин» гумна; домовой, обитающий на гумне.
   «Как увидел отчаянный мужичек нелюдское лицо еретика, и зубы его, взмолился он не своим голосом: „Дядя гуменник, не продай, дядюшка, в бедности, побратайся с поганым еретиком; за эту службу весь я твой, душой и телом!"» (Арх.); «Овинны, баенны, гуменны, стройте царю мост!» (Онеж.)\ «Собирается хозяин хлеб молотить, скромно метет овин и курит в нем ладаном для умилостивления хозяинушка гуменного» {Арх.).
   Гуменный (как и овинный, рижный) — один из духов крестьянских хозяйственных построек, в которых сушат, молотят, хранят снопы,, хлеб.
   «По народным представлениям, на гумне живет гуменник, дух двора, которого часто отождествляют с овинником. Русские Лужского уезда Петербургской губернии 14 октября (Покров Пресвятой Богородицы) ставят на току ведро пива и оставляют его там на несколько дней; можно рассматривать это как жертву гуменнику» <Зеленин, 1991>.
   Иногда гуменный отождествляется и с домовым, но, по-видимому, это самостоятельный персонаж. Он связан и с хлебными злаками, соломой, растительностью, и с помещением, в котором обрабатывается, хранится урожай, составляющий достаток семьи, залог ее благополучного будущего.
Сведения о гуменнике немногочисленны. На севере России его представляли человеком с ярко горящими глазами. Он может явиться в виде барана (Смол.). Гуменник может быть мохнат, с лапами, и его мохнатость соотнесена с достатком крестьян: «Гуменник мохнат — крестьянин богат». Как и овинник, рижный, гуменный хозяин участвует в святочных гаданиях: он должен погладить гадающих на гумне. Если он погладит голой лапой, то это «к худу», шерстистой — «к добру». «На Новый год на гумне ходили слушать: как хорошо будет жить, так метлой гребут, а как нет, так разметают. Только надо очертиться» (Лен.). В одном из рассказов гуменник защищает мужика от покойника-еретика (Арх.).
Крестьяне Архангельской губернии верили, что гуменник «мужику, дружному с ним, заправляет, Бог весть откуда, хлеб, так что мужик в течение зимы и весны, не прибегая к купле, сам еще продает лишний хлеб на базарах»; кроме того, считали, что гуменник «не любит ночлежников», поэтому в овине старались не спать, «чтобы не задавил гуменник».


Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.

   ГУМЕННИК — дух-хранитель гумна, вариант домового-берегини. Если гуменник дружит с хозяином, то и гумно и зерно содержит в порядке. И зерна в этом гумне столько, что его хватает и хозяевам на весь год, да еще и на продажу полным-полно остается. Как хорошему хозяину не помочь!
   «Однажды ночью погнался за мужиком покойник. Пустился мужик бежать что есть силы, да только чувствует, что покойник его догоняет. Заскочил в первую попавшуюся дверь, запер ее, огляделся — да он же на свое гумно попал. А тут и покойник подоспел, ломится в дверь, грызет ее, только щепки летят. Вот-вот дыру проделает.
   — Дядя Гуменник, помоги, спаси! — взмолился мужик.
   Тут покойник в овин ворвался. Только видит мужик, что кто-то невидимый его схватил и давай мотать и вертеть по-всякому. А тут вскоре и петух пропел, и покойник неподвижно растянулся на земле».
Не любит гуменник, чтобы его ночами беспокоили, ночевали на гумне, особенно какие-либо чужие люди (представление, связанное с заботой о предотвращении опасности пожара, в результате которого можно было лишиться хлеба).


"Древняя Русь в лицах боги, герои, люди" Б. Путилов - СПб, Азбука, 1999.

   Овинник мог быть и «хозяином» гумна, но наряду с ним, по славянским верованиям, существовал и специальный «дух» — гуменник. Он следил за порядком на гумне, подметал ток, насылал сквозняки, нужные для веяния зерна, наблюдал за тем, чтобы провевае-мое зерно хорошо отделялось от мякины.

Севернорусский овин — обиталище овинника

В. И. Даль Поверия суеверия и предрассудки русского народа. Москва ЭКСМО 2003

Овинник (гуменник)

   На тех же деревенских задворках, а в некоторых случаях вблизи к избам и подручным приспешням торчат безобразные, своеобразного вида бревенчатые строения — овины. Словно какие чудовища с разинутой черной пастью, готовою проглотить человека целиком и без следа, обсгупают'они со всех сторон порядок приземистых жилых изб, возвышаясь над ними целою головою.
   В сумерки, а особенно ночью, при легком просвете на утренних зорях овины в особенности обманчивы своим неуклюжим видом, обещая нечто необычное из этой темной пропасти, называемой садилом, куда принимают снопы хлеба для сушки на колосниках над глубокой ямой, мрак которой еще гуще и зловещее. Там, где огонь в этих «подлазах» разводится не в курной печи, а прямо на деле, задымленные и почернелые в уголь овины в самом деле являют из себя (как подсказывает загадка) «лютого волчища, выхвачен бочище, не дышит, а пышет». Так как без огня овин не высушишь, а сухи снопы, что порох, то суждено овинам гореть. И горят овины сплошь и рядом, везде и каждую осень. Кому же и приписать эти несчастья, сопровождающиеся зачастую тем, что огонь пепелит гумно со всем хлебным старым запасом и новым сбором. Кого же завинить в труднопоправимом горе, как не злого духа, и притом совершенно особенного.
   Вот он и сидит в нижней части строений, где разводят теплиц, к днем пекут деревенские ребята картошку,— сидит в самом углу подлаза днем и ночью. Увидеть его можно лишь во время Светлой заутрени Христова дня: глаза горят калеными угольями, как у котов, и сам похож на огромного кота величиной с дворовую собаку, весь черный и лохматый.

   Умеет брехать по-собачьи и, когда удается ему напакостить мужикам, хлопает в ладоши и хохочет не хуже лешего. Сидеть под садилом (в ямине, отчего чаще зовут его «подовинником») указано ему для того, чтобы смотреть за порядками кладки снопов, наблюдать за временем и сроками, когда и как затоплять овин, не позволять делать этого под большие праздники, особенно на Воздвиженьев день и на Покров. Тогда, как известно, все овины бывают «именинниками» и, по старинным деревенским законам, должны отдыхать (с первого Спаса их готовят).
   Топить овины в заветные дни гуменник не позволяет: на добрый случай попихнет у костра в бок так, что едва соберешь дыхание; на худой конец разгневается так, что закинет уголь между колосниками и даст всему овину заняться и сгореть. Не позволяет также сушить хлеба во время сильных ветров и безжалостно больно за это наказывает.
   Гуменник, хотя и считается домовым духом, но самый злой изо всех: его трудно ублажить-усмирить, если он рассердится и в сердцах залютует. Тогда на овин рукой махни: ни кресты по всем углам, ни молитвы с обносом иконы Богоматери Неопалимой Купины не помогут, и хоть шубу выворачивай мехом наружу и стереги гумна с кочергой в руках на Агафона-гуменника (22 августа).
   Ходят слухи, что в иных местах (например, в Костромской губернии) удается задабривать в его именинные дни. Приносят пирог и петуха: петуху на пороге отрубают голову, кровью кропят по всем углам, а пирог оставляют в подлазе. Однако сведущие люди этим приемам "е доверяет и рассказы принимают за сказки.
   В Брянских лесных местах (в Орловской губернии) рассказывают такой случай с бабой, захотевшей в Чистый понедельник в риге лен трепать для пряжи. Только что успела она войти, как кто-то затопал, что лошадь, и захохотал так, что волоса на голове встали дыбом. Товарка этой со страху кинулась бежать, а смелая продолжала трепать лен столь долго, что домашние начали беспокоиться ее продолжительным отсутствием.
   Пошли искать и не нашли: как в воду канула. Настала пора мять пеньку; пришла вся семья, и видят на гребне чью-то висячую кожу. Начали вглядываться и перепугались: вся кожа цела, и можно было различить на ней и лицо, и волосы, и следы ножных и ручных пальцев.
   В Смоленщине (около Юхнова) вздумал мужик сушить овин на Михайлов день. Гуменник за такое кощунство вынес его из подлаза, на его глазах подложил под каждый угол головешки с огнем и столь застращал виновного, что он за один год поседел, как лунь. В вологодских краях гуменника настолько боятся, что не осмеливаются топить и чистить овин в одиночку: всегда ходят вдвоем или втроем.
   Из Калужской губернии (Мещовского уезда) получились такие вести:
Лет 40—50 тому назад одного силача Валуя овинник согнул в дугу на всю жизнь за то, что он топил овин не в указанный день и сам сидел около ямы32. Пришел этот невидимка-сторож в виде человека и начал совать Валуя в овинную печку, да не мог изжарить силача, а только помял его и согнул. Самого овинника схватил мужик в охапку и закинул в огонь. Не прошло это ему даром: выместила злобная нечисть все на сыне Валуя — тоже ражем детине и силаче, и тоже затопившем овин под великий праздник: гуменник поджег овин и спалил малого. Нашли его забитым под стену, и все руки в ссадинах    — знать, отбивался кулаками.
   На кулаках же ведут свои расчеты и все эти духи, когда случается, что они между собою не поладят.   Вот что пишут из Белозерского уезда (Новгородской губернии).
   К одному крестьянину приходит вечером захожий человек и просит:
   — Укрой меня к ночи — пусти ночевать.
   — Вишь, у самого какая теснота. Ступай в баню: сегодня топили.
   — Ну, вот и спасибо, я там и переночую.
   На другое утро вернулся чужак из бани и рассказывает: «Лег я на полок и заснул. Вдруг входит в баню такой мужик, ровно бы подовинник, и говорит:
   — Эй, хозяин. На беседу к себе меня звал, а сам пущаешь ночлежников: я вот его задушу.
   Поднялась той порой половица, и вышел сам банник.
   — Я его пустил, так я его и защищаю. Не тронь.
   И начали они бороться. Боролись долго, а все не могут одолеть друг друга. Вдруг банник крикнул:
   — Сыми крест да хлещи его.
   Поднялся я кое-как, стал хлестать — оба они и пропали».
   Угождения и почет гуменник так же любит, как все нечистые родичи. Догадливые и опытные не иначе начинают топить овин, как попросив у хозяина позволения. А вологжане (Кадниковского уезда) сохраняют еще такой обычай: после того как мужик сбросит с последнего овина последний сноп и перед тем как уходить домой, обращается он к овину лицом, снимает с головы шапку и с низким поклоном говорит: «Спасибо, батюшка овинник, послужил ты нынешней осенью верой и правдой».
   Не отказывает овинник и тем девицам в своей помощи предсказанием судьбы, когда самые смелые из них дерзают мимо бань ходить гадать к нему на гумно. Та, которой досталась очередь гадать первой, поднимает на голову платье (как и в банях) и становится задом к окну сушила:
   — Овинник-родимчик, суждено, что ли, в мае в нонешнем году замуж идти?
   А гадают об этом всегда на Васильев вечер (в канун Нового года). Время его, им любимое и заговоренное,— полночь, между вторыми и третьими петухами (по привычному деревенскому счету времени).
   Погладит овинник голой рукой — девушка будет жить замужем бедно, погладит мохнатой — богато жить. Иные в садило суют руку, а по тому и судят, что если никто не тронет — в девках сидеть; голой рукой погладит — за бедным быть, мохнатой — за богатым и т. п.
Сергей Максимов «Нечистая сила»
 

Сноски:

   32 На Феклу-заревницу (зарево от овинных огней) происходят обыкновенно замолотки (начинают молотить по углам с огнем); это первый именинный овин, на Покров — вторые именины.
 

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру