Дворовой

Спонсор странички :

Содержание:

"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995

С. В. Максимов "Крестная сила, нечистая сила", "Издательство АСТ" Уроки колдовства 1999 г.

М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.

 


"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

 

Дворовой

Дворовой, дворовой хозяин, дворовый, дворовик, дворный — домашний дух, хозяин всего двора; I некоторых местах дворовой являлся одновременно и домовым. В некоторых местах четко разделяли домового и дворового, однако подобные однозначные свидетельства редки. В тех же местах, где дворовой считался хозяином двора, но не дома, его считали несколько более зловредным, чем домовой: по поверьям, он любит «проказить и дурить» без всякого повода, причиняя постоянные беспокойства и принося явные убытки в хозяйстве.
   Согласно народным поверьям, днем дворовой имеет облик змеи с петушиной головой и гребнем, а ночью приобретает цвет волос и облик хозяев дома. Кроме того, в поверьях многих мест дворовой почти не отличается по своему облику и занятиям от домового: так, он, по народному убеждению, похож на человека (на старика или на хозяина дома), только мохнатый; появляется и на дворе, и в доме; следит за хозяйством, ухаживает за скотиной; понравившимся ему людям и лошадям заплетает в косы волосы и т.д. Практически все былички о дворовом могли относиться к домовому.
   Живет дворовой, по народному убеждению, в подвале, клети или подклети; нередко также верили, что он обитает где-то вне избы, например, в хлеву со скотиной, зачастую рядом с лошадьми (рассказывали, например, что он любит сидеть на перемете). В некоторых местах полагали, что дворовой обычно живет в подвешенной на дворе сосновой или еловой ветке с густо разросшейся хвоей, именуемой «матка», «матошник», «куриная лапа» или «шапка».
   По некоторым поверьям, число дворовых в доме бывает равно числу членов семьи. Управляет ими большак (называемый «избенный большак»), у которого так же, как у хозяина дома, есть жена-большуха и дети. В некоторых местах считали, что дворовые живут так же, как обычные люди: они едят, пьют, женятся и т.п. Вероятно, такие поверья о дворовом связаны с древним культом предков-«дзядов». Так, в некоторых местах считали, что во время поминального пиршества каждый из присутствующих живых родственников находится под особым покровительством одного из умерших предков; возможно, подобные верования и объясняют такое соотношение числа дворовых с числом членов семьи.
   По народному убеждению, дворовому подвластен весь двор и все его обитатели. В некоторых местах полагали, что дворовой заведует только двором, а над домом он не властен (там хозяин — домовой); однако существовали и места, где домовой был неизвестен, а полновластным хозяином всего хозяйства (исключая баню и овин) считался именно дворовой. Так, по некоторым поверьям, во дворе дворовому не подвластны только куры, а все домашние животные находятся в его власти: он может ухаживать и присматривать за ними, но может также обижать и мучить их, если они ему не приглянутся. Так, купив новую скотину, хозяин вводил ее во двор и приговаривал: «Мохнатый зверь на богатый двор; пой, корми хозяииушко, рукавичкой гладь»; после этого он смотрел: если скотина не гладка, то она «не пришлась ко двору», и дворовой ее не любит, нужно ее скорее продавать, пока «хозяииушко» ее не замучил.
   Дворовой, по поверьям, дружит только с собакой и козлом. Он терпеть не может сорок, поэтому, чтобы усмирить дворового, на потолке в хлеву хозяева нередко вешали убитую сороку. Считалось также, что дворовой не любит белых кошек и белых собак; он часто обижает сивых, соловых и буланых лошадей, предпочитая им вороных и серых (поэтому, если уж приходилось покупать лошадей нелюбимой дворовым масти, их вводили во двор через овчинную шубу, разостланную в воротах шерстью вверх). Кроме того, дворовой, по поверью, не любит телят и овец, поэтому новорожденных животных хозяйки уносили в избу и тут же совали головой в устье печи (т.е. «вдомляли», сродняли с домом), чтобы дворовой их «не изломал» и не задушил.
   Согласно поверьям, дворовой вообще обычно ходит за скотиной и оберегает ее. Понравившимся ему лошадям он заплетает гривы и хвосты; чистит их скребницей, гладит и холит, подстригает им уши и щетки, таскает им корм от чужих или нелюбимых коней; сердится, когда их продают, и т.д. В угоду ему держали лошадей его любимой масти; рассказывали, что дворовой сам иногда дает знать, каких лошадей хочет видеть на конюшне («Захенькало: Хынь, хынь! Хоть бы худу да пегую»).
   Если же дворовой невзлюбит лошадь или корову, то будет всячески мучить ее: станет таскать у нее корм и не давать ей есть, свивать гриву в колтун, ездить на ней по ночам, так что к утру она окажется вся в мыле, и т.п. Лошадь, которую невзлюбил дворовой, будет худеть, чахнуть, биться всю ночь в стойле; если хозяин не опомнится и не продаст ее, то дворовой может замучить ее до смерти: перешибет у нее зад, протащит ее в подворотню, забьет под ясли или закинет в ясли кверху ногами.
  Для того, чтобы вовремя узнать, «ко двору» ли будет скотина, прибегали к разным способам. Так, купив новую лошадь или корову, клали на перемет кусок хлеба и смотрели: если кусок будет съеден или уронен с перемета, то это к благополучию. Старались также узнать масть, которая нравится дворовому; так, согласно поверьям, какого цвета домашняя ласка или большинство голубей, живущих во дворе, такой масти и должны быть лошади и скот.
   Если дворовой сильно и зло «шалил» на дворе, хозяева нередко старались запугать его, тыкая навозными вилами в нижние бревна двора с приговором: «Вот тебе, вот тебе, за то и вот это». Использовали иногда и другой способ: хозяин дома запасался ниткой из савана мертвеца, вплетал ее в треххвостую ременную плеть и залеплял воском; в самую полночь он засвечивал эту нитку и, держа ее в левой руке, шел во двор, где бил плетью по всем углам хлева и под яслями — «авось как-нибудь попадет в виноватого».
   По народным поверьям, до Михайлова дня (8/21.XI) непременно нужно задобрить дворового, иначе он уйдет, а на свое место пришлет «лихого» (черта). Поэтому рано поутру, до «белой зорьки», старая бабка выносила чашку с пивным суслом и ставила ее на поветь (крышу над двором); перед полуднем хозяин садился на лошадь, любимую дворовым, и ездил на ней взад и вперед по двору, в то время как старуха, стоя на крыльце избы, махала во все стороны помелом, приговаривая: «Батюшка дворовой, не уходи! Не разори двор, животину не погуби! Лихому пути-дороги не кажи!» После этого помело обмакивали в дегтярницу и где-нибудь на подворье проводили дегтем по стене полосу; это называлось «отмечать на лысине у дедки зазубрину». Верили, что, завидев эту зазубрину, «лихой» за версту обойдет двор.
   Дворового нередко задабривали и по-другому. Так, когда дворовой начинал вредить хозяйству, хозяева брали разноцветные лоскутки, мишуру из блесток, овечью шерсть, горбушку хлеба, отрезанную от целого каравая, и старинную копейку с изображением коня; все это они несли в хлев и оставляли в яслях с приговором: «Царь дворовой, хозяин домовой, соседушко-доброхотушко! Я тебя дарю-благодарю: скотину прими, — попой, накорми».
   Согласно народным поверьям, увидеть дворового можно через хомут или борону; можно также увидеть его, если спуститься на 3-ю ступень внутренней лестницы, ведущей в хлев или в подпол, и, нагнувшись, посмотреть промеж ног. Этот последний способ, возможно, в своем основании имеет связь с глубокой древностью, когда умерших предков хоронили под очагом, под порогами, под полом. Вероятно, некогда такой способ применяли для того, чтобы увидеть своих «дзядов»; позже его стали использовать девушки в своих гаданиях, так как, по поверью, если таким образом посмотреть в подпол, то можно увидеть дворового, принявшего облик суженого.
   Для того, чтобы увидеть дворового и заручиться его расположением, старались как можно скорее, лучше первым, получить от священника по окончании заутрени на Пасху красное яйцо; с ним и со свечкой, которую держали в руках в продолжение службы, шли домой и ночью, до петухов, брали в одну руку зажженную свечу, а в другую красное яйцо и, став перед отворенной дверью хлева, говорили: «дядя дворовой, приходи ко мне, не зелен, как дубравный лист, не синь, как речной вал, приходи таким, каков я — я тебе христовское яичко дам!» Согласно поверьям, после этих слов из хлева выйдет мужик в таком же «лопотье», как и спрашивающий, такого же вида, т.е. двойник. С ним можно разговаривать; взамен своих услуг дворовой требует от хозяина тайны их свидания и знакомства, «чтоб ни в сонной грезе, ни в пьяном виде, ни отцу, ни матери, ни попу» не говорил об этом свидании. Если этого условия не выполнить, дворовой сожжет избу, переведет весь скот и т.д., доведя хозяина до того, что тот сам наложит на себя руки.


"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995


ДВОРОВОЙ

   В ряде локальных традиций России дворовой не выделяется в отдельный персонаж. Однако в центральных, северо-западных и юго-западных областях его знают как хозяина крестьянского двора и отличают от домового — хозяина избы.
   В Ярославской губ. "дворовый, как и домовой, имеет наружность хозяина дома. Живет на дворе. Той скотине, которую он не взлюбит, он причиняет много вреда. Чтобы дворовый полюбил скотину, стараются покупать скот такой шерсти, какой цвет волос у хозяина. Если хозяин брюнет, то скотину стараются приобретать черной масти и т. д. и т. д. ...
Дворовый по своим качествам представляет из себя того же домового, но только с более злым, мстительным характером. Дворовый, полюбивший своего хозяина, нередко ворует у соседских дворовых овес и сено для домашних животных. Вследствие этого между дворовыми зачастую бывают драки. Видеть дворового удается весьма редко. Если кому-нибудь удается увидеть дворового или дворного, то это предвещает несомненное несчастие. В одной деревне жила женщина со своим мужем богато и счастливо. Муж уехал однажды в дальнюю дорогу. В отсутствие его женщина вышла раз вечером на двор, где и увидала, что муж ее ходит около телеги. Это был дворной... Вскоре после этого муж этой женщины слюбился с работницей, жившей у него в доме, и выгнал из своего дома жену" [1].
   Большинство рассказов о домовом "сводятся к мучениям тех домашних животных, которых он не взлюбит (всегда и неизменно дружит только с собакой и козлом). Это он устраивает так, что скотина спадает с тела, отбиваясь от корму, путает гриву, обрезает и общипывает хвост и проч. Это против него всякий хозяин на потолке хлева или конюшни подвешивает убитую сороку: ненавидит дворовой-домовой эту сплетницу-птицу. Это его стараются ублажать всякими мерами, предупреждать его желания, угождать его вкусам: не держат белых кошек, белых собак и сивых лошадей (соловых и буланых он тоже обижает; холит и гладит вороных и серых); если уже нельзя было отказаться от покупки таковых, вводят их во двор, пригоняя с базару, не иначе как через овчинную шубу, разостланную в воротах шерстью вверх. С особенным вниманием ухаживают хозяйки около новорожденных животных, зная, что дворовой не любит ни телят, ни овец: либо задушит, либо и вовсе изломает. Поэтому-то таких и стараются всегда унести из хлевов и поселяют охотно в избе, вместе с ребятами, и окружают таким же попечением: принесенного сейчас же суют головой в устье печи, или, как говорят, "вдомляют" (сродняют с домом). На дворе этому домовому не подчинены одни только куры: у них ... имеется свой бог" [2] (см. КУРИЦА).
"По вологодским местам обезумевшие от злых проказ дворовых тычут навозными вилами в нижние бревна двора с приговором: вот тебе, вот тебе за то-то и вот это". По некоторым местам (например, в Новгородской губ.) догадливый и знающий запасается ниткой из мертвецкого савана, вплетает ее в треххвостную ременную плеть и залепляет воском. В самую полночь засветит эту нитку и, держа ее в левой руке, идет он во двор и бьет плетью по всем углам хлева и под яслями: авось, как-нибудь попадет в виновного" [3].
   В Орловской губ. "дарят дворового" следующим образом: "берут разноцветных блесток, хотя бы бумажных, старинную копейку с изображением коня, горбушку хлеба, отрезанную от целого коровая, и несут все это в хлев и читают молитву: "Царь дворовой, хозяин домовой, сусе-душко-доброхотушко! Я тебя дарю-благодарю: скотину прими, попой, накорми" [4].
"Нередко домовые хозяева терпят от ссор, какие заводят между собой соседние дворовые — несчастье, которое нельзя ни отвратить, ни предусмотреть. В Вологодской губ. (в Кадниковском уезде Васьяновской волости) злой "дворовуш-ко" позавидовал своему соседу, доброму дворовушке, в том, что у того и коровы сыты и у лошадей шерсть гладка и даже лоснилась. Он провертел дыру в чане, в котором добряк возил в полночь с реки воду. Лил он, лил ее в чан и все ждал, пока вода сравняется с краями, да так и не дождался: и с горя на месте повис под нижней губой лошади ледяной сосулькой в виде "маленького человека в шерсти"


С. В. Максимов "Крестная сила, нечистая сила", "Издательство АСТ" Уроки колдовства 1999 г.

 

ДОМОВОЙ-ДВОРОВОЙ

   Как ни просто деревенское хозяйство, как ни мелка, по-видимому, вся обстановка домашнего быта, но одному домовому-доможилу со всем не управиться. Не только у богатого, но у всякого мужика для домового издревле полагаются помощники. Их работа в одних местах не считается за самостоятельную и вся целиком приписывается одному «хозяину». В других же местах умеют догадливо различать труды каждого домашнего духа в отдельности. Домовому-доможилу приданы в помощь: дворовой, банник, овинник (он же и гуменник) и шишимора-кикимора; лешему помогает полевой, водяному — ичетики и шишиги вместе с русалками.
   Дворовой-домовой получил свое имя по месту обычного жительства, а по характеру отношений к домовладельцам он причислен к злым духам, и все рассказы о нем сводятся к мучениям тех домашних животных, которых он невзлюбит (всегда и неизменно дружит только с собакой и козлом). Это он устраивает так, что скотина спадает с тела, отбиваясь от корму; он же путает ей гриву, обрезает и общипывает хвост и проч. Это против него всякий хозяин на потолке хлева или конюшни подвешивает убитую сороку, так как дворовой-домовой ненавидит эту сплетницу-птицу. Это его, наконец, стараются ублажать всякими мерами, предупреждать его желания, угождать его вкусам: не держать белых кошек, белых собак и сивых лошадей (соловых и буланых он тоже обижает, а холит и гладит вороных и серых). Если же случится так, что нельзя отказаться от покупки лошадей нелюбимой масти, то их вводят во двор, пригоняя с базара не иначе, как через овчинную шубу, разостланную в воротах шерстью вверх. С особенным вниманием точно так же хозяйки ухаживают около новорожденных животных, зная, что дворовой не любит ни телят, ни овец: либо изломает, либо и вовсе задушит. Поэтому-то таких новорожденных и стараются всегда унести из хлева и поселяют в избе вместе с ребятами, окружая их таким же попечением: принесенного сейчас же суют головой в устье печи, или, как говорят, «водомляют» (срод-няют с домом). На дворе этому домовому не подчинены одни только куры: у них имеется свой бог.
Прибегая к точно таким же мерам умилостивления домового-дворового, как и домового-доможила, люди не всегда, однако, достигают цели: и дворовой точно так же то мирволит, то, без всяких видимых поводов, начинает проказить, дурить, причиняя постоянные беспокойства, явные убытки в хозяйстве и проч. В таких случаях применяют решительные меры и вместо ласки и угождений вступают с ним в открытую борьбу и нередко в рукопашную драку.
   По вологодским местам крестьяне, обезумевшие от злых проказ дворовых, тычут навозными вилами в нижние бревна двора с приговором: «Вот тебе, вот тебе за то-то и вот это». По некоторым местам (например, в Новгородской губернии) догадливый и знающий хозяин запасается ниткой из савана мертвеца, вплетает ее в треххвостую ременную плеть и залепляет воском. В
самую полночь, засветив эту нитку и держа ее в левой руке, он идет во двор и бьет плетью по всем углам хлева и под яслями: авось как-нибудь попадет в виновного.
Нередко домохозяева терпят от ссор, какие заводят между собой соседние дворовые, — несчастье, которое нельзя ни отвратить, ни предусмотреть. В Вологодской губернии (в Кадниковском уезде Васьяновской волости) злой «дворовушко» позавидовал своему соседу, доброму «дворовушке», в том, что у того и коровы сыты, и у лошадей шерсть гладка и даже лоснится. Злой провертел дыру в чане, в котором добряк-дворовой возил в полночь с реки воду. Лил потом добряк, лил воду в чан и все ждал, пока она сровняется с краями, да так и не дождался и с горя на месте повис под нижней губой лошадки ледяной сосулькой в виде «маленького человека в шерсти».
   Оттуда же (из-под Кадникова) получена и такая повесть (записанная в деревне Куровской как событие 80-х годов прошлого столетия).
«Жила у нас старая девка, незамужняя; звали ее Ольгой. Ну, все и ходил к ней дворовушко спать по ночам и всякий раз заплетал ей косу и наказывал: «Если ты будешь ее расплетать да чесать, то я тебя задавлю». Так она и жила нечесой до 35 годов, — и не мыла головы, и гребня у себя не держала. Только выдумала она выйти замуж, и когда настал девичник, пошли девки в баню и ее повели с собой, незамужнюю-ту, старую девку, не-весту-ту. В бане стали ее мыть. Начали расплетать косу и долго не могли ее расчесать: так-то круто закрепил ее дворовушко. На другое утро надо было венчаться — пришли к невесте, а она в постели лежит мертвая, и вся черная: дворовушко-то ее и задавил».
   Не только в трудах и делах своих дворовой похож на доможила, но и внешним видом от него ни в чем не отличается (так же похож на каждого живого человека, только весь мохнатый). Затем все, что приписывают первому, служит лишь повторением того, что говорят про второго. И примечательно, что во всех подобных рассказах нет противоречий между полученными из северных лесных губерний и теми, которые присланы из черноземной полосы Великороссии (из губерний Орловской, Пензенской и Тамбовской). В сообщениях из этих губерний замечается лишь разница в приемах умилостивления: здесь напластывается наибольшее количество приемов символического характера, с явными признаками древнейшего происхождения. Вот, например, как дарят дворового в Орловской губернии: берут разноцветных лоскутков, овечьей шерсти, мишуры из блесток, хотя бы бумажных, старинную копейку с изображением коня, горбушку хлеба, отрезанную от целого каравая, и несут все это в хлев, и читают молитву:
   — Царь дворовой, хозяин домовой, суседушко-доброхотушко! Я тебя дарю-благодарю: скотину прими — попой и накорми.
   Этот дар, положенный в ясли, далек по своему характеру от того, который подносят этому же духу на севере, в лесах, — на навозных вилах или на кончике жесткой плети.
Домовые-дворовые обязательно полагаются для каждого деревенского двора, как домовой-доможил для каждой избы, и банники для всякой бани, овинники или гуменники для всех без исключения риг и гумен (гумен, открытых со всех сторон, и риг, прикрытых бревенчатыми срубами с непротекающими крышами). Вся эта нечисть — те же домовые, отличные лишь по более злобным свойствам, по месту жительства и по затейным проказам.


М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.



ДВОРОВОЙ, ДВОРОВЫЙ, ДВОРОВЫЙ ХОЗЯИН, ДВОРОВИК, ДВОРОВУШКО, ДВОРЕННИК, ДВОРНЫЙ - дух двора; «хозяин» двора; домовой, живущий во дворе.
«Дворовой коням гривы заплетат» (Свердл.); «Хозяин-дворовой, иди покель на спокой, не отбивайся от двора своего» (Орл.); «Дворовик есть при каждом дворе» (Забайк.); «Дворенник никогда не показывается в своем виде, является же в образе крысы, лягухи, гада. У одного крестьянина все коровы пали оттого, что он убил крысу, в виде которой пришел к нему дворенник» (Олон.); «Которы (бесы) пали на дворы, так стали дворовыма» (Арх.).
   Разделить образы домовых и дворовых «хозяев» в поверьях русских крестьян очень трудно. Еще В. Даль писал, что дворовой — «невидимый покровитель и колоброд в доме», определяя его, таким образом, как домового духа <Даль, 1880>. Показательно следующее обращение крестьян (сопровождающее подарок-приношение), которое объединяет духов двора и дома: «Царь дворовой, хозяин домовой, суседушко-доброхотушко! Я тебе дарю-благодарю: скотину прими, попой и накорми» (Орл.).
   На Новгородчине четко разделяют дворового и домового: домовой обитает в доме, а дворовой — во дворе, но подобные однозначные свидетельства редки. В Вологодской губернии, согласно верованиям крестьян, на скотном дворе обитает домовой; в Архангельской губернии домового представляют радеющим обо всем хозяйстве, но видеть его можно в дверях хлева. В Олонецкой губернии о хозяйстве, по представлениям крестьян, заботятся дворовые, однако обитают они в подполье дома и т. п.
   Некоторые исследователи полагают, что «самостоятельный» дворовой персонаж более характерен для западных районов России; тем не менее утверждать это окончательно пока трудно.
У русских крестьян XIX —XX вв. дух-покровитель, «хозяин» и двора и дома (преимущественно характеризуемый как покровитель скота) чаще представляется обитающим во дворе, но именуется при этом «домовой» (см. ДОМОВОЙ).


Словарь "Мифы языческой Руси" В.А. Иванов, В. В. Иванов. Ярославль "Академия холдинг" 2001 г.


   ДВОРОВЫЙ — дух двора. Подобие или разновидность домового (см. ДОМОВОЙ), обитающий во дворе дома. Покровитель двора. Если любит хозяев, то охраняет их двор, заботится о порядке, о скотине и т. п. — заботится о сохранении и приумножении богатства. Но дворовый более беспокоен, более вредный и пакостливый, чем домовой: во дворе неприятных случайностей происходит больше, чем в доме, вот они и приписывались дворовому.
   Отрицательные черты характера дворового проявляются, например, в том, что он любит только вороных и серых лошадей, но не любит буланых и сивых, в том, что он может, якобы из ревности, погубить новорожденного жеребенка или теленка, поэтому их следует сразу же занести в дом. Дружит же дворовый только с козлами и собаками. Но и собак белых, и кошек ненавидит. Ревностно и недоброжелательно дворовый относится и к духам соседних дворов, нередко старается им напакостить — очевидно, что это человеческая зависть, принявшая мифологическую форму.
Внешне дворовый похож на домового, мохнат, но лыс. Если его хотят задобрить, то угощение для него кладут в ясли, поднося его на вилах. При покупке коня или какой-либо иной скотины хозяин, приводя ее во двор, обводил три раза вокруг себя (при этом нельзя было держать узду голой рукой) и говорил, обращаясь к дворовому: «Вот тебе, хозяинушко, мохнатый зверь на богатый двор: пой, корми, рукавичкой гладь». При новоселье, при переводе скотины, например коров, на новый двор старший из хозяев, обращаясь к дворовым духам, говорил: «Кормилец-батюшко, кормилица-матушка, как я люблю этих коровушек, так и вы их любите».
   Заговор, чтобы видеть дворового: «Дядя дворовой, приходи ко мне не зелен, как дубравный лист, не синь, как речной вал, приходи таким, каков я».
Первого ноября (по старому стилю) совершали обряд изгнания со двора лихого дворового: выбирали лошадь, которую дворовый больше всего не любит, и объезжали на ней весь двор верхом, размахивая вокруг помелом, обмакнутым в деготь. Этим помелом дворовому ставили на лысине отметину, после чего он сбегал со двора.
 

Реклама :  

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру                

Hosted by uCoz