2 Августа Ильин день

Спонсор странички :

Содержание:

Энциклопедия русских примет

Быт русского народа

Энциклопедия суеверий

Краткая энциклопедия славянской мифологии

"Русский народный календарь" издательство "Метафора"  2004

 

Второе августа

Восход - 5.36

Заход - 21.34

Долгота - 15.58

Восход солнца       5,36

Заход солнца       21,34

Имена: Афанасий, Илья.


Энциклопедия русских примет

ильин день (2 АВГУСТА)

Илья лето кончает.
Петр и Павел на час день убавил, и Илья Пророк — два уволок.
Придет Петрок — отщипнет листок, придет Илья — отщипнет и два.
С Ильина дня ночь длинна.
Во что Илья, в то и Воздвиженье (27 сентября). После Ильина дня в поле сива коня не увидишь — вот до чего темны ночи.
На Илью до обеда лето, а после обеда — осень. Придет Илья — принесет гнилья.
На Ильин день и камень прозябнет (начинаются утренники).
До Ильина дня под кустом сушит, а после Ильи и на кусте не сохнет.
До Ильи тучи ходят по ветру, а после Ильина дня — против ветра.
Илья грозы держит и наводит.
О грозе в народе говорят: Илья по небу на шести жеребцах ездит.
Поскольку Илья Пророк назван также громовиком, то в этот день особенное значение приобретают приметы, связанные с дождем, грозой, громом.
Илья Пророк — громобой.
Глухой гром — к тихому дождю, гром гулкий — к ливню.
Гром беспрерывный — будет град.
Гром гремит долго и не резко — к ненастью, если же отрывисто и непродолжительно — будет ясно.
Ильинским дождем умываются и окачивают скотину от призора.
До Ильи и поп дождя не намолит, а после Ильи и баба фартуком нагонит.
Дождь в Ильин день предвещает обильный урожай ржи на следующий год.
До Ильина дня дождь в закром, а после Ильина дня
— из закрома.
На Ильин день дождь — будет мало пожаров, вёдро
— много.
Ильинская пятница без дождя — пожаров много. Если в Ильинскую грозу молния зажжет избу, то тушить ее надо не водою, а молоком или сывороткой. На Илью грех возить сено — Илья его сожжет. На Ильин день стогов не мечут — спалит грозой. Илья Пророк — косьбе срок. На Илью грех сено возить — Илья его сожжет.
До Ильина дня сено сметать— пуд меду в него накласть, а после Ильина дня — пуд навозу.
Сенокос надобно кончать до Ильина дня: после Ильи на вилах сено сушить.
На Ильин день стогов не мечут — спалит грозой. С Ильина дня защипывают (собирают) горох. Илья жниво начинает — лето кончает. Петр с колоском, Илья — с колобком.
Когда на Ильин день бывает гроза, то говорят, что Илья Пророк поехал копенки считать.
Коли к Ильину дню рожь убрана, то новый посев оканчивается до Фрола и Лавра, а коли рожь поспевает позже, то и сей позже, до Семена дня (14 сентября).
Новая новина на Ильин день — сеют на Ильинской (первой) соломе.
К Ильину дню хоть кнутом прохлыстни, да заборони (пары).
До Ильина дня хоть одним зубом подери (пашню под озимье).
В Ильин день если с утра облачно, то озимый сев должен быть ранний и можно ожидать обильного урожая; если облачно в полдень — средний сев, а если вечером — сев поздний и урожай плохой.
На Ильин день скота не выгоняют в поле, боясь грозы и гадов, коим в этот день дана воля.
С Ильи Пророка открываются волчьи выходы (норы); первый выезд на волков.
На Ильин день зверь и гад бродит по воле.
С Ильина дня начинаются утренники.
Муха до Ильина дня кусается, а после — запасается.
После Ильина дня комары перестают кусаться.
В день Ильи капусту накрывают горшком, чтобы была бела.
После Ильина дня не советуют есть земляники, иначе будешь дремать.


На Ильин день защипывают горох


На Ильин день перегоняют пчел, подчищают ульи, подрезают первые соты.
До Ильи грачи поодиночке, а после — большими стаями.
Ильинский рой не в корысть поздний (то есть не успевает запастись пищей).
До Ильи мужик купается, а с Ильи — с рекой прощается.
С Ильина дня вода студена станет, купаться нельзя.
Если купаться после Ильина дня, то можно утонуть или заболеть.
С Ильина дня на деревьях лист желтеет, а в реках и озерах вода остывает — оттого, что в этот день будто бы через реку олень переплыл и воду остудил.
Илья Пророк ездит на конях по небу, и от быстрого бега одна из лошадей теряет подкову, которая падает в воду, и вода сразу холодеет.
В день Ильи Пророка можно работать только на пчельнике, ибо пчела — Божья пташка, Божья работница.



Быт русского народа

ИЛЬЯ ГРОМОНОСНЫИ. ИЮЛЯ 20

Св. пророк Илья представляется народом громоносным: он производит гром и молнию. По его воле бывают дожди


* По мнению народа день Казанской Божией Матери (июля 1) есть лучшее время для собирания червца, который будто бы собирается тогда из всех мест под один куст. Замечают, если в день св. мучен. Мокрины ясно, то осень будет сухая; если мокро, то ненастная.


проливные и наводнения; засухи, бездождия и росы благотворные. Во время бездождия и безведрия молятся Господу, умоляя св. Пророка о ходатайстве. «Илия словом дождь держит на земли и паки словом с небесе низводит,— говорит одна церковная песнь,— тем же молим Тя: Того молитвами щедре после дожди водные земли, с небесе»*. Иные ставят в посуде на воротах несколько ржи или овса и просят священника провеличать Илью, дабы он послал дождь, по этому случаю поют тропарь «Илия славный» и пр. Другие величают Илью на Светлой неделе, когда священники ходят по домам с молебнами. В Малороссии думают: когда гром гремит, тогда Илья разъезжает по небу на огненной колеснице и бросает стрелы, а молниею поражает укрывающегося черта. Последнее мнение господствует во всей России. Если гром гремит, то верят, что Илья ездит по небу на огненной колеснице и убивает стрелою дьявола, который повсюду тогда укрывается под разными видами, особенно под видом младенцев, и просит у людей убежища. Если бы злой дух спрятался и за образ Божий, то и он, и образ не будут пощажены. Громовая стрела, поразив черта, уходит в землю и там остается три года. После находят ее на земле в виде кремня. В страданиях колотьем окатывают тот кремень водою, и этой водою обливают больного. Некоторые бегут к реке во время грома, чтобы умыться, но перекрестясь наперед. Староверы утверждают: кто часто или всегда ест гнилой хлеб, тот не будет бояться грома. Услышавшие в первый раз гром должны умываться с серебра, отчего лицо побелеет, зарумянится, и сам <он> поздоровеет. Многие уверяют, что они находили стрелы, которые поражали людей, прогневивших Бога. По этому-то мужик, когда гремит гром, с ужасом крестится и читает молитву, отчего произошла поговорка: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». Считают того басурманом, кто не крестится при громе, и думают, что черт, который во время грома бегает повсюду и ищет себе убежища от гнева Божиего, переселяется в неперекрестившегося, и тогда Бог говорит дьяволу: «Человека не пощажу, а тебя достану». Илья считается еще починателем жатвы, и потому говорят: «Св. Илья зажинает жниво», ибо это время есть время всеобщей жатвы. В Малороссии после дня св. Ильи (июля 20) перестают купаться, говоря: «Св. Илья смутыв воду». Вероятно, это потому, что вода нагревается тогда и делается нездоровою. В Белоруссии думают, что осень наступает с Ильина дня, и потому говорят: «На Илью до обеда лето, а после обеда осень». Конечно, это произошло оттого, что солнце, сделав с июня 10 поворот на осень, уменьшает рабочие дни, которые тогда дороги для поселянина.
   В некоторых местах России закалывают накануне Ильина дня быков и телят и пируют в честь пророка Ильи. В Орловской губернии поселяне ходят в сам Ильин день на поля служить молебны о ниспослании благословения на успешное снятие жатвы. Замечают: если в день Ильи бывает дождь, то будет мало пожаров. Досужие толкователи прибавляют: если не бывает грома, то непременно убьет кого-нибудь грозою или зажжет дом. Те же толкователи утверждают, что в этот день дана воля всем гадам и лютым зверям, а потому не должно выгонять скот в поле.
Пермяки собираются в день Ильи из двух или трех деревень в одну, приводят сюда быка или теленка, закалывают и готовят общий пир. В день же Прокопия убивают барана и потому едят жареного. Пророк Илья бывает умоляем от них приношением быка, а великомуч. Прокопий приношением барана. В день Ильи не выгоняют скота в поле, веря и уверяя других, что тогда свирепые звери и ядовитые гады, оставляя свои норы, рыскают по полям и лесам, ища себе добычи.
   Один из самовидцев рассказывал мне, что он, пришедши однажды к богатому мужику-пчеловоду в селение (Смоленского уезда), увидел, что он расставлял иконы, прилеплял к ним свечи, накрывал стол скатертью и ставил угощения. Мужик был очень рад его посещению, немедленно поставил для него на стол соты меда и свежие огурцы и просил с поклоном поесть чего-нибудь, сам же ставил в то время в передний угол лукошко с рожью и потом положил на стол большую булку. «А это к чему, любезный мой?» — спросил он у него. «Да вот, мой батюшка Хведорович,— отвечал он,— со святыми прийдут водосвятя, видишь её летаж неутоворно Богу. Бог благословил меня райками, дак хочу отслужить молебни св. Илью. Посядитётка да покушайте в доброе здоровье, а вот прийдет в часинку отец Иван, и вам и яму будет вясели». Через несколько минут приехал священник, а вслед за ним пришли со святыми. Крестьянин встретил образа у ворот своего дома, сделал земной поклон  и потом иконы перенесли через него: он встал, перекрестился, поцеловал образа и вдруг нахмурился. Постояв несколько минут в смущении, он взял одну икону, внес в избу и поставил на приготовленном в переднем углу лукошке, прочие же иконы поставил рядом. Зажгли свечи, и началось водосвятие; по окончании водоосвящения священник сел за стол, на коем стоял мед, а о молебне ни слова. Очевидец этого действия, думая, что добрый старик забыл свое обещание, напомнил ему: «Что же, старик, ты хотел служить молебен св. Илье?» — «Хотев бы дужа,— отвечал он,— да вишь, батюшка не взяв с собою св. Ильи».— «Помилуй! Да разве отслужить нельзя?» — возразил он. Старик взглянул на священника, тот молчал. Потом мужик сказал: «Уже до иного разу; нету св. Ильи».


Энциклопедия суеверий

ИЛЬИН ДЕНЬ (2 АВГУСТА)

   Св. Илья пророк в пантеоне русских Святых занимает одно из самых почетных мест. Народное мировоззрение наделило Святого грозным и решительным характером. В поверьях и легендах он предстает как непобедимый воин, мчащийся "по небу на огненной колеснице" [1] и мечущий стрелы-молнии в убегающих бесов. В подчинении у Ильи пророка находятся грозы, он "словом дождь держит и низводит" [2].
   Народное сознание видело в неистовых потоках дождя, в ослепительных вспышках молний и оглушительных раскатах грома полную драматизма борьбу Св. Ильи пророка с бесчисленными полчищами нечистых духов, которых он "разит на смерть" своими огненными стрелами. "Трусливые бесы в неописуемом смятении мечутся по земле, отыскивая себе надежные места для защиты. Обыкновенно скрываются они в жилых и нежилых строениях, вскакивая через открытые двери и окна и влетая через печные трубы и всякого рода отверстия. Столь же нередко спешат они укрыться в густой хвое, в тени развесистых листьев деревьев, за всяким подходящим прикрытием. В числе последних самыми надежными, вполне безопасными, считаются в блудливом бесовском сонме живые люди, застигнутые под открытым небом на лошади или в телеге, так как небесная огненная стрела находит виноватого всюду и разит без разбора, убивая из-за бесов и людей (бесы вполне безопасны от ударов молнии лишь в чистом поле на межах). Илья, впрочем, знает невинность того человека, которого избрал дьявол себе для защиты, и жалеет Божье создание, хотя в то же время твердо убежден, что все равно тот человек, в которого успел вселиться дьявол, погиб бы, так как злодей не покинет своей жертвы уже во всю жизнь и, рано или поздно, заставит потонуть или повеситься. Илья — усердный Божий помощник в борьбе с нечистой силой — не только не враг человеческому роду, но радетель и старатель за православный люд; убивает он избранного как случайную жертву, в уверенности, что Бог милует и приемлет таких несчастных, удостаивая их Царства Небесного, так как они явно сослужили полезную службу людям своей смертью, которая, вместе с тем, вызвала одновременно и смерть злого духа. Вот почему, для заграждения себя от дьявола, кроме общепринятого обычая крестить рот при зевоте, издревле установилось благочестивое правило налагать на себя крестное знамение и при всякой вспышке молнии со словами самой простой молитвы: "Свят, свят, свят" [3].
   "В некоторых местах предупредительные меры принимаются даже накануне Ильина дня. Так, в Никольске (Вологодской губ.) крестьяне еще с вечера окуривают свой дом ладаном, а все светлые предметы, вроде самовара, зеркальца и тому подобных, или закрывают полотном или же вовсе выносят из избы на том основании, что будто бы пророк Илья считает такие предметы предосудительной роскошью, неприличной в крестьянском быту. В Вятской губ. пророка Илию умилостивляют дарами: крестьяне в этот день приносят в церковь "под свято" ногу барана, пчелиного меду, пива, колосьев свежей ржи и зеленого гороху. Но по вопросу о том, что из этих предметов всего более угодно Илье, происходит разногласие. Одни стоят за пчелиный мед, другие указывают преимущество баранины. На этот счет в Орловском у. Вятской губ. народная фантазия создала даже целую легенду. Двое соседей заспорили между собой, что следует приносить в жертву Илье-пророку, чтобы вовремя были дожди. Один из них, занимавшийся овцеводством, доказывал, что в жертву — или, как говорят в деревнях, "под свято" — следует приносить овец, а другой, водивший пчел, спорил, что дары следует приносить от пчел. Долго спорили соседи и, наконец, подрались. А подравшись, пошли к бурмистру судиться и рассказали ему о предмете спора. Бурмистр вызывал их на суд по несколько раз, и каждый раз спорящие, желая привлечь его на свою сторону, приносили ему — один баранов, другой меду. Наконец, бурмистр собрал народ, начал судить и сказал: "Вот, миряне, собрал я вас на совет: эти два человека спорили о том, что следует приносить Илье-пророку "под свято": один говорит, от овцы свято, а другой говорит, от пчелы свято, а так как у меня с обоих взято, то пусть и будет от овцы свято и от пчелы свято" [4].
   "Огненная" природа Св. Ильи проявляется в ряде примет:
"Ильин день дождь — будет мало пожаров; ведро — много". "Ильинская пятница без дождя — пожаров много". "На Ильин день где-нибудь от грозы загорается" [5].
Соответственно Ильин день в русской народной традиции - - один из самых "строгих" праздников. В этот день "даже пустая работа считается великим грехом и может навлечь гнев Ильи" [6]. "На Ильин день стогов не мечут, а то спалит грозой". "На Ильин день в поле не работают". "На Ильин день скота не выгоняют в поле, боясь грозы или гадов, которым в этот день дана воля". "На Ильин день собак и кошек не пускают в избу" [7]. "Суеверные наши поселяне уверены, что в сей день звери и гады выходят из своих нор и бродят по лугам и лесам. Скотина, выпущенная на луг, бывает растерзана зверями или ужалена змеями. Они думают, что нечистые духи поселяются тогда в зверей и гадов, мстят домашнему скоту и людям и что только один гром в состоянии разогнать этих врагов" [8].
   Вместе с тем в народном календаре Ильин день связан с идеей обновления жизненного цикла, физического и духовного очищения, исцеления от болезней. Так, "в Тульской губернии,, в Шенкурском и Вельском округах пекут из новой ржи хлеб и приносят для благословения в церковь. В старину без благословения священника никто не дотрагивался до новины. В Новгородской и Тульской губерниях поселяне устраивают себе постели из новой соломы, о которой они говорят: "Ильинская соломка — деревенская перинка" [9]. "Ильинским дождем умываются, окачиваются от призора и болезней" [10].
   Противоречивое осмысление Ильина дня, возможно, объясняется тем, что этот праздник "пограничный" — между летом и осенью:
"Илья лето кончает, жито зажинает".
"На Илью до обеда — лето, после обеда
— осень".
"До Ильина дня тучи по ветру идут, а после Ильина дня — против".
"До Ильи поп дождя не умолит; после Ильи баба фартуком нагонит".
"До Ильина дня и под кустом сушит, а после Ильина и на кусту не сохнет".
"До Ильи дождь — в закром; после Ильи
— из закрома".
"Муха кусает до Ильина дня — питается, а после Ильина — запасается".
"На Ильин день олень копыто обмочил, вода холодна" [11], поэтому с Ильина дня купаться — грех. В Пошехонском уезде Ярославской губернии "так объясняют причину охлаждения речных вод: "Илья пророк ездит на конях по небу, и от быстрого бега одна из лошадей теряет подкову, которая попадет в воду, и вода сразу холодеет" [12].
См. ГРОЗА; ЖАТВА*; МОЛНИЯ; ОГОНЬ; ЧИСТЫЙ ОГОНЬ.


Краткая энциклопедия славянской мифологии

   ИЛЬЯ-ПРОРОК — святой Илия, один из величайших пророков и первый девственник Ветхого завета; день памяти его отмечался 20.VII/2.VIII. Согласно легенде, Илия родился за 900 лет до Рождества Христова; имя, данное ему (и означающее «крепость Господня>>), определило всю его жизнь: он с малых лет посвятил себя Богу и долгое время провел в пустыне в молитвах и строгом посте. Когда народ израильский отверг веру своих отцов и оставил Единого Бога, начав поклоняться языческим идолам, Илия объявил, что в наказание три года не будет ни дождя, ни росы на земле и засуха прекратится только по его молитве; и, действительно, наступила засуха и голод по всей земле израильской. По прошествии трех лет пророк явился к царю и предложил ему собрать весь народ и жрецов идола Ваала на горе Кармил и соорудить там два жертвенника: один — от жрецов Ваала, другой — для служения Истинному Богу; «На который из них упадет огонь с неба, тот будет указанием, чей Бог истинен, — сказал он, — и все должны будут поклониться Ему, а не признающие Его будут преданы смерти». Жрецы Ваала целый день взывали к своему богу, но небо молчало; когда же начал молиться Илия, Господь ниспослал с неба огонь и опалил жертвенник, после чего народ вновь уверовал в Истинного Единого Бога, а небо, по молитве пророка, разверзлось, и выпал обильный дождь. Далее легенда гласит, что за свою пламенную верность пророк Илия был взят на Небо живым в огненной колеснице.
   В народе Илья-Пророк считался весьма почитаемым святым, повелителем грома и дождя, от которого зависит плодородие и урожай. Ветхозаветные мотивы, связывающие Илью с небесным огнем и животворными дождями, вознесение Ильи на небо в огненной колеснице и т.п. способствовали тому, что культ Ильи и посвященный ему праздник оказались причастны к области народной метеорологии. Так, повсеместно в народе культ Ильи связывался, в первую очередь, с водой, особенно водой небесной, а также с небесным огнем, громом и т.д. Считалось, например, что Илья издревле распоряжается громом и молниями («Илья грозы держит»), поэтому, услышав гром, говорили: «Илья великий гудит», или «Илья-пророк по небу на колеснице ездит», а день памяти Ильи-пророка назывался «громовым» праздником.
   Гневом Ильи объясняли не только сильные грозы в Ильин день, но и, например, грозы и бури, случавшиеся в ночь на Ивана Купалу или в другие дни: считалось, что гроза происходит оттого, что Илья в своей огненной колеснице ездит по небу и мечет стрелы во всякую злую силу; грохот колесницы — это гром, а стрелы — молнии. Грозу нередко воспринимали как битву Ильи со змеем-сатаной, полагая, что во время таких битв в течение целой ночи раздаются оглушительные раскаты грома, молнии почти беспрерывно и необыкновенно ярко озаряют все небо, испуганные птицы мечутся, постоянно вспархивают, но натыкаются на различные предметы и падают, а скот в страхе ревет всю ночь. Такие страшные грозовые ночи в народе именовали «воробьиными» и верили, что происходят они на Ильин день, а также на Ивана Купалу и т.д.
   В некоторых местах Илью считали «водовозом для всех святых» и объясняли дождь тем, что Илья, везя воду по небу, расплескал ее. Во Владимирской губернии рассказывали даже об одном любопытном мужике, который, желая узнать, отчего бывает дождь, лично поднялся на небо и увидел там Илью, который разъезжал взад-вперед на своей колеснице, отчего происходил сильный гром; из-под копыт крылатых коней летели искры-молнии, а Илья зачерпывал из большого чана воду и поливал ею небо, отчего на землю лился дождь. В народе крестные ходы по случаю засухи совершали, в первую очередь, в «ильинских» церквях.
   Во многих народных преданиях Илье-пророку приписывалось создание различных родников и ручьев, не замерзающих зимой (так называемых «гремячих»); по поверью, они возникли от удара огненных (громовых) стрел Ильи о камень или от удара копыта его коня. Так, например, возникновение одного из таких родников объясняли тем, что это Илья в свой день пустил с неба стрелу, она пробила камень, и из него потекла вода.
   Об Илье-Пророке в народе ходило множество легенд; при этом во многих из них библейские рассказы переплетались с былинами о русских богатырях, создавая неясный, туманный образ полу богатыря-полусвятого, отчасти грозного воителя, а отчасти земледельца. Так, например, согласно одной такой легенде, Илья до 33-х лет не мог ходить и сидел сиднем на печи; родители его были людьми бедными и жили только тем, что корчевали пни. Но однажды по земле шел Господь с Николаем-Угодником и, увидев Илью, попросил его подать им напиться; Илья ответил, что рад бы исполнить эту просьбу, да не может встать, и тогда Господь взял его за руку, сам зачерпнул полное ведро воды из колодца и велел Илье выпить ее, затем зачерпнул еще одно ведро, а когда Илья выпил, то дал ему еще половину ведра воды. Затем он спросил: «Ну, как ты теперь?» — «Я могу поворотить весь свет пo-иному, — ответил Илья, — если бы был столб средь неба и земли, то разрушил бы я всю землю». Услышав эти слова, Бог убавил Илье силы наполовину (по одному из вариантов легенды — возложив ему на голову камень в 40 десятин, который и по сей день цел и стоит  на небе, перед престолом Божиим) и, сверх того, велел ему посидеть под землей 6 недель. Когда же Илья, по истечении этого срока, вышел на свет (вместе с пророком Онуфрием), то первое, что он увидел, была гробница; Илья вошел в нее, и тотчас же с неба спустилась огненная колесница, запряженная шестью жеребцами и управляемая ангелами, которая и умчала Илью на небо, «представив его пред лицо Господа». Господь же сказал Илье: «Отныне владей этой колесницей, пока я не приду на землю, и пусть в руках твоих отныне будет гром и молния». По народному поверью, на этой огненной колеснице Илья перед кончиной мира спустится на землю и три раза объедет из одного конца земли в другой, провозглашая приближение Страшного суда.
В народных верованиях Илья-Пророк иногда дублировал и некоторые мифологические и обрядовые функции св. Георгия. Так, например, согласно некоторым поверьям, Илья, подобно Егорию, покровительствует диким зверям и охоте. Нередко считалось, что в Ильин день «открываются норы» и дикие звери получают волю, а кроме того, в это время «гады всюду ходят» , поэтому скот в этот день не выпускали на поля, опасаясь нападения змей и хищников. Вместе с тем, именно с Ильина дня в некоторых местах начинался сезон охоты на волков.
   В русских легендах Илья-пророк, как правило, предстает строгим и немилосердным святым, олицетворением праведного гнева Божия. Так, повсеместно считалось, что он безжалостно уничтожает всю нечистую силу, пуская в злых духов стрелы-молнии и поражая их громом. Гроза воспринималась простым земледельческим населением как битва между Ильей-Пророком и сонмом бесов, преступивших закон Божий: Илья несется по небу на огненной колеснице и пускает громовые стрелы, а все нечистые духи в паническом ужасе бегут от него и прячутся повсюду, куда могут пробраться. Так, например, считалось, что черти и бесы, спасаясь от гнева святого, обращаются в различных зверей, в первую очередь, в кошек, собак и гадов, а также погружаются в воду и обращаюся в рыб (как правило, у таких рыб красные глаза). Помимо этого, бесы стараются укрыться в различных предметах и незащищенных местах: на чердаках, перекрестках и межах, на пустырях, в деревьях и сараях, в тени больших елей, под шляпками ядовитых грибов (известных в народе под именем «яруйки») и даже в храмах; прячутся они и в людей, если те во время грозы оказались на улице и не соблюдали мер предосторожности. Однако, по народному убеждению, куда бы ни прятались бесы, в кого бы ни превращались, Илья распознает их и метко поражает громом и молнией. Вообще, нередко считалось, что Илья уничтожает не только бесов и пр., но и вообще всех «нечистых» существ и их чары: так, например, в восточнославянских заговорах «громы и молнии», «огненная пелена» и «черные тучи», посылаемые Ильей-Пророком, способны уничтожать все те силы, которые пагубно воздействуют на человека, например: болезни, порчу, а также укусившую человека змею или напустившую порчу ведьму.
   Даже сам Сатана, согласно поверьям, трепещет перед грозным пророком и, застигнутый им врасплох, пускается на всякие хитрости, чтобы избежать могучих ударов. Так, например, в народной легенде Сатана, убегая от Ильи, грозится: «Я в христианский дом влечу и сожгу его», на что Илья гремит в ответ: «Я не пощажу дома, поражу тебя» и ударяет своим жезлом с такой силой, что небесные своды трещат и огненным дождем рассыпаются каменные стрелы; «Я в скотину влечу, я в человека войду и погублю их, я в церковь Божию влечу и сожгу ее», — снова грозится Сатана, но Илья неумолим, и со словами: «Я и церкви святой не пощажу, но сокрушу тебя», опоясывает все небо огненной лентой, убивая и скотину, и людей, разбивая в щепки столетние деревья и сжигая избы и святые храмы, безжалостно поражая Сатану.
   Так как стрела Ильи, по народному убеждению, поражает не только беса, но и предмет или даже живое существо, послужившее ему укрытием, крестьяне повсеместно при приближении грозы старались принять особые меры, чтобы помешать бесу спрятаться в жилых постройках, домашней скотине и, особенно, в людях и тем предотвратить удар молнии. Так, например, с карающей функцией Ильи были связаны многочисленные запреты, регламентирующие поведение человека как в Ильин день, так и вообще во время грозы: нельзя прятаться в воде и под деревом, стоять на межах и дорогах, где прячутся демоны, громко петь и кричать, чтобы черти не вселились в человека через открытый рот, и т.д. Хозяева во время грозы не впускали в дом кошек и собак, не выпускали в поле скот и следили, чтобы поблизости от дома не оказалось гадов;
если же где-нибудь рядом оказывалась змея, ее избивали палками, а также держали наготове ружья, чтобы не допустить приближения гадов к жилью и тем предотвратить удар молнии в жилые постройки или в людей. Рыболовы ни в коем случае не ели пойманную в грозу рыбу, если у нее оказывались красные глаза, да и вообще старались не рыбачить в это время. Дома и жилые постройки во время грозы оберегали с помощью молитв, ладана, которым окуривали все жилище, и крестов, начерченных над всеми отверстиями, через которые мог проникнуть черт, а также с помощью различных оберегов: четверговой свечи, вербы, освященной в вербное воскресенье, «громовой стрелы» и т.д.
   Особенно строгие запреты следовало, по народному убеждению, соблюдать в Ильин день, даже если в этот день не было грозы. Илья повсюду на Руси именовался «грозным», а день его памяти считался одним из самых опасных дней в году (иногда его называли «сердитым»). Так, например, считалось, что Илья жестоко карает за непочтительное отношение к его празднику (заступником в таких случаях выступает обычно св. Никола), и поэтому крестьяне, опасаясь гнева Ильи, способного наслать на поля, где еще не собран урожай, страшные грозы с проливными дождями, а также поджечь скошенное сено, старались поститься всю ильинскую неделю, а в Ильин день ни в коем случае не работали, не делали даже никакой пустой и простой работы, почитая ее за грех. Тех же, кто не подчинялся этому требованию, жестоко наказывали, например: налагали на нарушителя штраф, а то и целой толпой набрасывались на выехавшего в поле за снопами в Ильин день крестьянина, выпрягали лошадей из телеги, а конскую сбрую несли в кабак и там сообща пропивали; объяснялись эти суровые меры тем, что, по народному убеждению, за грех одного отвечать придется всем и несчастье обрушится на всю деревню, если не наказать виновного и тем не отвратить гнева пророка от невинных. В некоторых местах страх перед Ильей доходил даже до того, что перед его днем хозяева еще с вечера все светлые предметы, вроде самовара, зеркальца и т.п., либо закрывали полотном, либо вовсе выносили из избы, полагая, что пророк считает такие предметы «предосудительной роскошью, неприличной в крестьянском быту». Если же в Ильин день все-таки начиналась гроза, крестьяне, как правило, немедленно разбегались по домам, наглухо запирали двери, занавешивали окна и, зажигая перед образом четверговые свечи, истово молились, прося пророка «сменить гнев на милость».
В некоторых местах грозного Илью, наводящего ужас на простой народ, старались умилостивить подарками: в Ильин день приносили в церковь «под свято» баранью ногу, пчелиный мед, пиво, колосья свежей ржи и зеленый горох. Считалось, что эти приношения не только предотвращают удары молнии и т.п., но и способствуют дождям, которые задобренный святой вовремя пошлет на посевы. Для задабривания Ильи в его день также служили общественные молебны, совершаемые на полях; при этом в основании этого обычая во многих местах лежали какие-нибудь несчастья, случившиеся в Ильин день: молния зажгла деревню, «громом» убило человека или скотину, выбило градом хлеб и т.п.
   Вероятно, своеобразной жертвой Илье являлась и «братчина» или «мольба» — коллективная трапеза, нередко объединявшая жителей нескольких соседних сел и считавшаяся одним из наиболее важных событий Ильина дня. Трапезе предшествовало ритуальное заклание быка («На св. Илью бычью голову на стол»), купленного на собранные вскладчину деньги или сообща выкормленного, а в Ильин день приносимого в жертву Илье-Пророку («Илье под свято»). В Ильин день приготовленное в жертву животное приводили к церкви, где его освящали, а затем закалывали, мясо варили в больших котлах и ели его все вместе; при этом кровь быка собирали и мазали ею глаза и лоб, а детям щеки, чтобы здоровье и крепость животного передались людям. Особые магические свойства приписывались и костям съеденного животного: так, «ильинская» кость, по народному убеждению, способствовала удачной охоте и т.д.
   Илья в народе считался самым грозным и немилостивым святым, которого боялись и задабривали; однако при этом он все-таки был и одним из самых важных и необходимых святых. Так, например, Илья весьма почитался как святой, уничтожающий всякую нечистую силу, досаждающую своими злыми проказами простым людям; при этом, по народному убеждению, нечистые духи страшатся не только самого Ильи, но даже и дождя, проливающегося в его день.
   Кроме того, небесные силы, которыми управлял Илья-Пророк, были не только страшными, но и благодетельными и живительными, необходимыми для урожая. Поэтому Илья все-таки воспринимался не только как вестник небесного гнева, но и как благодетель человеческого рода, без воли которого не будет необходимого урожая, так как именно он дает земле живительную влагу дождя и тем дарует изобилие плодов. Так, в народных песнях под именем Ильи нередко фигурировал святой — покровитель урожая и плодородия, жнец и сеятель, податель всяческих благ. В земледельческих губерниях юга России и на Украине в Ильин день принято было подавать на стол хлеб из муки нового урожая («новую новину»). Почти везде к Ильину дню оканчивался сенокос («Илья-пророк — косьбе срок»; «До Ильина дня сено сметать — пуд меду в него накласть»; «До Ильина дня в сене пуд меду, а после этого дня — пуд навозу»; «Сенокос кончай до Ильина дня, а после Ильи на вилах сено суши»; «Новая новина на Ильин день — спят на Ильинской (первой) соломе»). Во многих местах Ильин день, приходившийся на самый разгар полевых работ, связывался с разными их этапами: с Ильина дня начинали жатву («Илья жниво зачинает») или заканчивали уборку («на Илью мужик копны считает»). Иногда начало полевых работ на будущий год определяли по Ильину дню: «Если на Илью с утра облачно, то сев должен быть ранний и можно ожидать обильного урожая; если облачно в полдень — средний сев, а если вечером — сев поздний и урожай плохой»; «Коли к Ильину дню рожь убрана, то новый посев оканчивается до Флора и Лавра, а коли рожь поспевает позже, то и сеять следует позже, до Семена дня».
Особое значение придавалось дождю в Ильин день: с ним было связано немало народных примет и поверий, в том числе и земледельческих. Так, например, считалось, что дождь на Илью предвещает обильный урожай ржи на следующий год; при этом, по народным наблюдениям, «до Ильина дня дождь — в закром, а после Ильина — из закрома». Во многих местах верили также, что если в Ильин день (или в ильинскую пятницу) пойдет дождь, то пожаров в году будет мало, а если в этот день вёдро — пожаров будет много. Вообще, ильинский дождь в народном представлении наделялся великой силой и его собирали, а затем умывались им «от вражьих наветов, от призора, от напусков и чар».
   К Ильину дню приурочивались и календарные приметы и поверья, по большей части, связанные с представлениями об Илье — властителе ветров и дождевых туч. С Ильина дня лето постепенно начинало уступать место осени («Илья лето кончает», «На Илью до обеда лето, после обеда осень»); дни в это время укорачивались, а ночи становились длиннее и темнее («После Ильина дня в поле сива коня не увидишь -вот до чего темны ночи»; «С Ильина дня ночь длинна: работник высыпается, а кони наедаются»). Со дня Ильи-Пророка начиналась дождливая пора («До Ильи облака ходят по ветру, а с Ильи — против ветра» ; «До Ильи и поп дождя не намолит, а после Ильи и баба фартуком нагонит»; «Придет Илья — принесет гнилья (дожди)»; «До Ильина дня под кустом сушит, а после Ильи и на кусте не сохнет»). Кроме того, примерно с этого дня начинались холода, утренники («На Ильин день и камень прозябнет»). С Ильина дня, по народному мнению, вода уже не годится для купания («С Ильина дня вода стынет»; «С Ильи работнику две угоды: ночь длинна да вода холодна»); это нередко объясняли тем, что в нее обмакнул рога или лапы олень, либо сам Илья кинул в воду кусочек льда, а также тем, что «Илья-Пророк ездит на конях по небу, и от быстрого бега одна из лошадей теряет подкову, которая падает в воду, отчего вода сразу холодеет». Иногда считалось также, что в Ильин день купаются только черти, так что крещеному человеку в воду заходитьнельзя.
   Судя по всему, культ Ильи-Пророка перекрыл собой языческий культ Перуна, грозного божества грома, молний и дождя. На это указывают и ильинские братчины, на которых закалывали быка (жертвенное животное Перуна), и миф о битве Ильи и змея, вызывающей дождь (согласно древней легенде, Перун сражается в небе со Змеем-Велесом, а результатом этой битвы бывает освобождение небесных вод, запертых  Велесом), и вообще поклонение Илье как повелителю громов и молний. У литовцев и в XIX в. при громе говорили: «Перун едет на своей колеснице».


"Русский народный календарь" издательство "Метафора" 2004


2 Августа — Ильин день

   По народному поверью, этот день находился под покровительством всесильного Громовика — божества, повелевавшего всеми небесными силами. Язычники называли его сначала Сварогом, а чуть позже Перуном. Но с приходом на Русь христианства грозами, громами и молниями стал управлять библейский пророк Илья.
   Говорят, мчался он по небу на своей огненной колеснице, запряженной шестеркой норовистых жеребцов, а стук колес по лазоревой мостовой громом на земле отдавался. Для всех святых развозил Илья по небу воду, а когда ненароком расплескивал ее, то она дождем проливалась, где ласковым благодатным, а где как из ведра поливало, да не час другой, а целую неделю или по-боле. А так как свои небесные вояжи совершал пророк ежедневно, то и вероятность дождя была немалая, поэтому нередко приходилось, вздыхая, отмечать: «До Ильи и поп дождя не вымолит, а после Ильи и баба фартуком намашет».
   А как было не вздыхать, если: «придет Илья — принесет гнилья».
   Вот и старались, зная крутой, несговорчивый нрав пророка, все сено до этого дня высушить и в стога убрать. «Илья-пророк — косьбе срок», и если «до Ильи в сене пуд меду, то после Ильи — пуд навозу».
   Но ведь недаром Илью громовиком называли и, конечно, обязанности его сводились не только к снабжению святых ключевой водой. Одной из главных задач грозного пророка было выявление и наказание грешников и тех, кто в этом повинен был,— представителей всех видов и родов силы нечистой. Никого не щадя, метал Илья на землю громовые стрелы, одни из которых — огненные— вызывали пожары, а другие — каменные — расщепляли деревья, крушили постройки и поражали нечисть всякую, а также вольно или невольно согрешивших в чем-то людей.
   Ох и боялись же грозного пророка нечистые и, спасаясь от его гнева, превращались в птиц, зверей или даже человеческий облик принимали. Потому-то в российских деревнях во время грозы не только чужого в дом не пускали, но даже кошек и собак старались выгнать за дверь, опасаясь «бесовской подмены». А богомольные старушки сыпали ладан на угольки в печной загнетке, помня о том, что «черт ладану боится». И при каждом раскате грома или вспышке молнии налагали на себя крестное знамение со словами самой простой, но очень подходящей к этому случаю, молитвы: «Свят, свят, свят».
   Помнили о вековых обычаях или, вернее, вспоминали о них не только старики и старухи, но и те, кому в другое время и недосуг было о Боге подумать. Недаром же до сих пор жива пословица: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». А во время грозы о всевышнем только и думали, на его благосклонность уповали и о защите молили.
   Деревенские хозяйки никогда бы не позволили себе во время грозы ходить с растрепанными волосами, дабы анчутке беспятому укрыться было негде. Но и причесаться никто бы из них не решился, ведь многих таких баб Илья своей стрелой громовой оглушил в наказанье, а кое-кого и насмерть забил. Пустую посуду в избе нужно было вверх дном повернуть, а полные горшки закрестить или хотя бы прикрыть щепочкой.
   Стараясь избавиться от «бесовской» компании и не допустить ее даже к порогу дома, в Ильин день постились, мазали молоком косяки дверей, вывешивали на окна полотенца, которыми вытирали покойника при обмывании. А в красном углу избы зажигали свечу, с которой в Страстной четверг в церкви молились.
   Но надежнее всего защищал в грозу от гнева Господнего и громовых стрел Ильи-пророка чертов палец — конусообразный камешек из оплавившегося от удара молнии песка. В это средство верили все поголовно и, найдя такой «скипень» на песчаном берегу речки, бережно хранили его, пряча в самых укромных уголках дома, а чаще всего на чердаках под застрехой.
   А кроме того в грозу никто не решился бы прятаться под деревьями, скакать верхом на лошади или сидеть в телеге. Эти места служили укрытием для нечистой силы, и по ним Илья-громовержец «палил» без разбора, поражая и бесов и людей, которые, что называется, просто под руку попали. Он ведь — Илья — во гневе страшен был и мог одним махом все стога на полях спалить или деревню поджечь. А гасить такие пожары водой за грех почиталось, только молоко от черной коровы и могло помочь. Да где же его на целую деревню-то сыщешь!
   Поэтому на Илью старались люди зря Бога не гневить, а работу поближе к дому находили. В одних губерниях принято было устраивать себе постели из новой соломы: «Ильинская соломка — деревенская перинка». В других — пекли ржаной хлеб и несли для благословения в церковь. А пчеловоды мед качали, который в этот день раскупали необычайно быстро, говоря про особо удачливых пасечников: «Богат, как Ильинский сот».
   Но чтобы не делали россияне, чем бы не занимались, а на небо не забывали поглядывать, крестясь и приговаривая: «Спаси Господи, сохрани и помилуй».

 

Житие и чудеса святого пророка Илии День Двадцатый (2 августа)

Рекламма :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру                

Hosted by uCoz