Туес

Спонсор странички : Цены на подоконники из пластика в Уфе .

Содержание:

"Русская изба" иллюстрированная энциклопедия С-Пб, "Искусство-С-Пб"

"Добрый единорог" Александр Миловский, Москва. Детская литература 1986

В. И. Даль "Толковый словарь живого великорусского языка"

М. Фасмер "Этимологический словарь русского языка"

Туес

Туес берестяной с тиснением (Ромботочечный узор, волнистые линии) Высота 24 см., ширина 16 см. № У/231 Туес берестяной с тиснением (Ромботочечный узор, волнистые линии) Высота 24 см., ширина 16 см. № У/231

"Русская изба" иллюстрированная энциклопедия С-Пб, "Искусство-С-Пб"

БУРАК (ТУЕС). Домашняя и дорожная посуда для хранения и переноса сыпучих продуктов: крупы, муки, соли, также питья, готовой еды, для сбора и хранения ягод.
Бурак — один из древнейших видов русской крестьянской утвари. Наиболее ранние археологические находки аналогичных сосудов обнаружены при раскопках средневекового Новгорода. Представляет собой емкость цилиндрической формы из нескольких слоев бересты. Внутренний слой делался из сплошного пласта бересты, снятого с березовой чурки, и назывался «сколотень». Наружный слой изготовлялся из прямоугольного пласта бересты, концы которого либо накладывались друг на друга и прошивались корнем, ивовой веткой, мочалом, либо соединялись в замок. Замки имели форму стрелы, волны и выполняли также декоративную задачу. Обычно дно мастерили из липовой, дубовой, сосновой

Бураки

дощечки, реже из бересты. Бурак закрывался крышкой, формы их были различны; берестяные крышки надевались сверху, а деревянные плотно вставлялись вовнутрь. Переносили бурак за ручку-дужку, расположенную в центре крышки. Размеры бурака зависели от назначения: большие бураки для хранения круп и муки достигали высоты 50—70 см, а небольшие бурачки для соли, табака — 10—25 см.
Бураки имели чрезвычайно широкое распространение по всей России, отличаясь разнообразными технологическими, конструктивными и художественными особенностями. Наряду с домашним изготовлением бураков в XIX — начале XX в. широкую известность приобрели изделия известных ремесленных центров Русского Севера, Урала и Сибири. В числе таких — окрашенные и расписные бураки с сюжетными и растительными композициями. Традиция изготовления бураков сохраняется в ряде художественных центров России. Бурак или туес — традиционный русский сувенир.

"Добрый единорог" Александр Миловский, Москва. Детская литература 1986

Туеса деда Мартына
Фатьяновых в Селище — через дом. Патриарх фамилии, Мартын Филиппович,— фигура для любителей народного искусства легендарная. В последние годы ни одна крупная выставка без его туесов не обходится.
Туесок, порочка... До чего ладные, ласковые для слуха слова умеет подобрать народ для доброй вещи! Назовет так, и словно частичка души человеческой уже живет в ней. Да так оно, в сущности, и есть, потому что тот же туес, или порочку,— баклажку из бересты — без души, без чуткости к дереву, к лесу, к природе не сделаешь. Вот и Мартын Филиппович кивает согласно с серьезным видом. А уж кому как не ему, самому добычливому в былые времена охотнику и рыболову, самому лучшему на Мезени, а может, и на всем Севере мастеру на берестяные поделки, не знать этого. Ведь больше его, а уж красивее, само собой, едва ли кто за свою жизнь туесов сладил. Они у него как из слоновой кости, старой и благородной.
Еще прошлой зимой посылал дед Мартын свои туеса в Архангельск, в Москву, а в этом году с трудом от зимней хворобы оправляется, да и в лес за берестой ходить теперь трудно. Зябнуть стал: жаркая печка все дольше холод из костей выгоняет. Прошлый год почти что ослеп, да спасибо архангельским врачам, операцию сделали: мир, хоть и в тумане, снова открылся деду Мартыну...
Едва я вошел из сеней в горницу, дверным скрипом разбудив тишину избы, Мартын Филиппович вскинулся на печи, нашел глазами гостя, и лицо его расплылось в детской радостной улыбке. Торчащие в разные стороны седые вихры, такая же седая всклокоченная редкая бороденка, единственный обнажившийся в широкой улыбке зуб делали его похожим на домового, доброго домового. Фатьянов свесил ноги в толстых домашней вязки шерстяных носках, и они сами собой попали в стоявшие у печи черные валенки.
Бабка, ставь самовар, накрывай на стол,— распорядился он,— видишь, гость пришел, а я в погреб схожу, морошки принесу.
Фатьянов заспешил, засуетился, довольный от сознания, что не забывают старика в столице, едут к нему в такую даль, в архангельскую тайгу, помнят, значит.
— Вот морошка, ешь, как вчера собранная.
Желтая, сочная, таявшая во рту ягода, похожая по виду на малину или ежевику, сохранившая холод погреба, была удивительно свежа и вкусна.
— А-а-а, нравится! — восторгался Фатьянов, радуясь, что угодил.— А все почему? Потому что в бересте хранилась, цельный год без сахара,
а не киснет! Береста — она пользительная, она всех лучше из посуды. Я вот в туесе с малины или чего соки поставлю, сколько хошь в погребе стоит, не воспаряется, а из дерева воспаряется. Из дерева сок уходит, а береста ничего не пропускает. В ней хоть рыбы засоли — песком вымыл, запаху никакого нет. А в дереве есть, если рыбы засолил — уже все. В крестьянском северном хозяйстве береста и вправду совсем недавно была еще после дерева, пожалуй, главным материалом. Даже лапти, даже галоши на валенки из нее плести умудрялись. А уж про посуду и говорить не приходится. На сенокос идти — брали в туесе квас, воду. В деревянном ведре не понесешь — тяжело, в туеске и не расплещется, и долго не нагреется, солнце бересту не пропекает — как древний термос. Дома держали в нем молоко, сметану, творог. Стаканы, чаши, солонки, ковши, корзины делали, на стропила под крышу бересту для тепла и от гнили клали. С глубокой древности — с языческих времен — пришла береста в крестьянский дом.
— Расскажите, пожалуйста, Мартын Филиппович, как вы бересту снимаете, как туес делаете...
— Про бересту, про туеса тебе рассказать? Это можно. Туеса у нас во всех домах делали. Дядя у меня был богатырь ядреный, бывало, для дома передок рубит — один семивершковое бревно несет. Вот двухпудовый туес его работы стоит. Отец мой туеса делал, меня научил. С берестой трудностей много. Уметь надо березу выбрать. Иной снимет дупле — дуплем у нас называют сколотень, или чулок с березы, а оно дырявое, зашивать его нельзя, лучше не берись. Мои туеса в Москву, Ленинград и в Японию на выставку ездили.
Туес прежде сошить надо, а до того сходить в лес и найти березу, чтобы игольев не было и дупле толсто. Если иголья продольны есть, так туес будет текучим: у жара будет стоять — щель сделается. Бересту снимать надо, когда береза цветет в полный лист, и в самый жаркий день, когда морошка созревает. В это время береста внутри белая, а как отцвела, она красная делается: луб у березы парной — свежий, он соком красится и бересту окрашивает. Да не каждый год береста падает.
Березу ищешь чистую, высокую, спилишь ее в груди, чтоб на земле не лежала, она падает вниз вершиной; и с вершины до комля всю бересту снимаешь: по десять — двенадцать дупел с одной, из-за трех-четырех ее не валишь. Туеса от двух килограммов до трех пудов — из комля — выдержат!
Дупле рябиновым точем — клином — со всех сторон оттисну, потом ремень оберну и поверну вокруг дерева, дупле и сходит.
Домой дупел двадцать — тридцать принесешь, подготовишь — счистишь все ножичком, на обручки — узкие ободки — дупле вырежешь, на них узор молоточком набьешь.
Сейчас я тебе свой струмент покажу,— вспомнил Фатьянов и нащупал на шкафу картонную коробку из-под ботинок, в которой среди мотков суровой нитки и прочих вещей, в хозяйстве необходимых, отыскал горсть деревянных крепей — самодельных штампов, которыми мастер выдавливает узор на туесе. Были в коробке медведи, лоси, зайцы и прочие лесные обитатели.— Вот птица, а это полет гусей, это сосны, это елка, хошь ельник сделаешь, ишь тут гусь летит. Полет гусей набьешь — вот рядом летят, все полетели — из Заполярья они летают на юг. Вот домики, целую улицу
сделать можно. Вон тетерка сидит на дереве с косачом, а это пеструха на току глухаря ждет.
Узоры набил — теперь мерить точно надо. Кругом обогнешь веревочкой, чтобы в аккурат дупле на дупле. Снизу и сверху в кипятке размочишь, края загнешь и обручки натягиваешь. Шьешь его так: можно в штоки брать — прорези делать в замок, как на сумке, а можно сшивной. Тогда сарга нужна — прутик черемухи чистый, несуковатый или корень. Крышку и дно еловы делаешь, чтоб запаху в туесе не оставалось. Дно крепко просушить надо на ровном жару, чтоб не рассыхалось, не протекало. В бересту его кипятком размоченную оправишь, а когда она высохнет, его обожмет — пятьдесят лет служить будет.
Березу хорошую можно и вблизи найти, если поискать, но я рощу одну нашел на Тебеге — это приток Мезени, никто там не был, дупле у берез толсто, чисто. Вот что: мы с тобой туда завтра съездим.
От такой замечательной идеи дед Мартын даже поперхнулся. В голубых его глазах метнулся веселый озорной огонек, и он затараторил:
— Из Америки заказ на пятьсот туесов давеча еще пришел, все никак не выполню. Да ведь Фатьяновы — первая фамилия на Селище, из Ярославля идет она. Когда первые-то сюда приехали, и не знаю,— до фараона али после...

В. И. Даль "Толковый словарь живого великорусского языка"

ТУЕС м. сев. вост. сиб. мн. туеса и туясья (перм.?), бурак, бурачок, берестяная кубышка, с тугою крышкою и со скобкой или дужкой в ней. Туесовый, туесный, к нему относящ. Тузик, ряз. туесок, бурачок.


Туесок (Великий Устюг). Просечная берёста. 20 в. Музей народного искусства, Москва.


М. Фасмер "Этимологический словарь русского языка"

 

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру