ХОТЕН БЛУДОВИЧ

Спонсор странички : Ручной кормоизмельчитель купить домашние зернодробилки купить selhozkomplekt.ru.

Содержание:


Пропп В. Я. Русский героический эпос

Проф. А. П. СКАФТЫМОВ. ПОЭТИКА И ГЕНЕЗИС БЫЛИН ОЧЕРКИ


Пропп В. Я. Русский героический эпос


 ХОТЕН БЛУДОВИЧ

   Вторая былина, относящаяся к поздним былинам о сватовстве, — былина о Хотене Блудовиче. С былиной об Алеше Поповиче и Елене она связана общностью идейного содержания, общим характером сюжета (сватовство) и некоторыми деталями.

428

   Сходство между этими былинами определяется общностью эпохи и среды, в которой они были сложены.
   В отличие от древних былин о сватовстве, в которых герои уезжают из дому и находят себе невест где-то вдалеке, Хотен Блудович, так же как и Алеша Попович в предыдущей былине, уже никуда не выезжает. Это один из внешних признаков более поздних былин. Все действие разыгрывается в Киеве.
   Жених и невеста не разъединены никаким далеким пространством. Они разъединены другим: различием социального положения. Борьба за невесту в этой былине есть чрезвычайно ярко и реалистично описанная борьба социального порядка.
   Былина о Хотене Блудовиче в настоящее время опубликована в 27 записях.1 Главный очаг ее распространения — онежский край (18 записей). Остальные записи были сделаны на Белом море, на Печоре, Мезени, Пинеге, и одна запись была сделана в Сибири.*
Былина эта начинается, так же как и старые былины киевского цикла, с пира у князя Владимира. Однако сразу заметно, что этот пир нисколько не похож на те совещания государственной важности, которые облечены в форму пира в киевском эпосе. На этом пиру, как правило, нет богатырей. Не всегда этот пир происходит у Владимира и не всегда в Киеве.
   Это не княжеский пир, а пир зажиточного хозяина с многочисленными гостями. В отличие от пиров «эпического» Киева, на этом пиру присутствуют женщины.

Много было у князя Владимира
Князей, и бояр, и княженецких жен.
(К. Д. 17)

   Замечательный вариант записан от А. М. Крюковой. Здесь пир дает не Владимир, а Евпраксия, и собирает она этот пир не для мужчин, а только для женщин.

Собират-то этот пир все не Владимир-князь,
Собирает Опраксея-королевична,
Ай на тех ли на красных все на девушек,
Ай на тех ли на жен да жен все мужниих.
(Марк. 20)

   На этом пиру присутствуют девушки, жены, вдовы и сироты. Данный сюжет слабо приурочен к Киеву, потому что он внутренне не принадлежит к идейному кругу былин киевского цикла.

Сноски к стр. 428
1 А. М. Астахова. Былины Севера, т. I, стр. 639. См. также Рыбн. I, 71; Григ, I, 211; Пар. и Сойм. 48; Крюк. I, 59; Сок. 46.

429

   На этом пиру находятся две вдовы, и есть былины, которые, минуя описание пира, прямо начинаются со слов «Жило-было две вдовы» (Рыбн. 207). У одной из вдов — сын, у другой — дочь. Эти дети и их матери — главные действующие лица былины. В отличие от эпических матерей ранних былин, вроде Амелфы Тимофеевны, которая только отпускает своего сына в путь и сопровождает свое напутствие разнообразными наставлениями и запретами, обе матери данной былины действуют весьма энергично. Драматический конфликт былины происходит между двумя семьями в двух поколениях.
   Имена действующих лиц несколько необычны. Для новых героев создаются и новые имена. По-видимому, эти имена избраны не случайно. Одна из вдов именуется Блудова вдова, и у нее сын Хотен Блудович; вторая зовется Часовая (Чесовая) вдова, и у нее дочь Чайна Часовична.
   Всев. Миллер полагает, что «Хотен» означает «Желанный», а «Чайна» — чаянная, жданная. Это имена молодых, которые предназначены друг для друга. Такое толкование вполне возможно. С точки зрения лингвистической оно не вызывает возражений, и подобные характеризующие имена или отчества весьма распространены как в эпосе, так и в сказке.
   Название матери Хотена «Блудова жена» и отчество Хотена «Блудович», как мы увидим, указывает на низкое, «презренное» происхождение Хотена; имя «Блуд» было некогда распространено на Руси, но выбрано оно здесь не случайно.
   Наконец, имя матери девушки «Часовая» (Чесовая) тоже представляет собой эпитет, хотя значение его и не совсем ясно. Слово «час» семантически и этимологически связано с такими словами, как «чин», «чтить». Если это так, то «часовая» означало бы «чинная», «чиновная», «почтенная», «почестная». В противоположность низкому происхождению матери Хотена это имя означало бы «высокое» происхождение матери Чайны. Такое понимание этих имен подтверждается содержанием былины.
   Эти две вдовы в песне противопоставляются, конфликт начинается с них, а затем в него втягиваются молодые.
   Часовая жена, мать невесты, всегда описывается как богатая. Богатство это вызывает в исполнителе насмешливое презрение.

А честная вдова, Часовая жена,
Была она баба богатая,
Богатая баба, заносливая,
Заносливая баба, упрямая.
(Рыбн. 44)

   Иногда она именуется «купец-жена» (Рыбн. 85). Насколько велико ее состояние, это слушателю открывается не сразу, а

430

постепенно, по мере того как будут развиваться события. Она занимается ростовщичеством. Она знатна и в милости у Владимира. В некоторых случаях она названа его сестрой. У нее девять сыновей и красавица дочь. В одном случае (Гильф. 26) пир происходит у нее в доме.
   В противоположность ей, Блудова жена никогда подробнее не характеризуется. Все ее богатство состоит в сыне, и сын ее — богатырь. В некоторых случаях о нем говорится, что он будто бы освобождал Киев от татар, что, однако, не подтверждается былинами киевского цикла: в былинах, посвященных борьбе с татарами, имя Хотена не упоминается. Если такое упоминание есть, оно свидетельствует о том, что певец стремится поднять престиж Хотена в глазах слушателей.
   На этом пиру мать Хотена подходит к Часовой вдове с чашей в руке или на подносе, чтобы посватать у нее дочь за своего сына.

У тебя есть дорого мило чадо да на возрасте,
Молода Чайна Часовична,
У меня есть дорого мило чадо на возрасте,
Молодой Хотей сын Блудович:
Станем мы между собой родни делати.
(Рыбн. 105)

   В очень разных выражениях и в разной форме сватовство это всегда содержит только одну мысль: мысль о молодых. Никакие другие побуждения, кроме желания блага детям, матерью Хотена не руководят.
   Что ею не руководят корыстные цели, видно не только из ее слов, но и из того, как будет развиваться действие.
   В былинах о Хотене никогда ничего не сообщается, действует ли его мать по собственному почину или по желанию сына. Только у М. С. Крюковой, у которой этот сюжет развит в целый роман, Хотен заранее знает о намерении матери. Здесь он провожает мать на пир и просит ее посватать за него прекрасную Чайну. Мы должны полагать, что это — творческое привнесение Крюковой. Хотен никогда сам не просит о сватовстве. Это, во-первых, соответствует патриархальному укладу старой Руси, где брачная сделка обычно совершалась родителями, и, во-вторых, это соответствует общей идейной направленности эпоса. Настоящий герой никогда о женитьбе сам не думает. Когда впоследствии мать рассказывает сыну о том, что произошло на пиру, в репликах Хотена никогда не слышится, чтобы он уже раньше знал или думал об этом сватовстве.
   Конфликт начинает разыгрываться тут же на пиру и сразу принимает чрезвычайно острую форму.
   Мать Чайны оскорблена тем, что какая-то неродовитая вдова дерзает просить руки ее дочери для молодца, которого

431

она глубоко презирает и считает недостойным женихом для своей дочери. Она выплескивает чару в лицо Блудовой вдовы и обливает вином и портит ее шубу, или ударяет по подносу.

И она хлоп по подносу, и стакан улетел,
И так-де вдову обесчестила.
(Гильф. 282)

   У Кирши Данилова она бьет ее по щекам и таскает по полу.

И весь народ тому смеялися.
(К. Д. 17)

   «Весь народ» — это знатные и богатые гости, подымающие на смех бедную вдову, не принадлежащую к их избранной среде.
   Самое интересное для нас здесь те слова, которыми она сопровождает свое оскорбление, так как они раскрывают внутреннюю сторону этого конфликта.
   Мотивы отказа очень разнообразны и чрезвычайно красочны, но всегда объединены одной общей мыслью.
   Часовая вдова оскорбляет не только мать Хотена, но и ее сына и весь их «род». Тут именно и вскрывается, что имя «Блудова вдова» не случайно, что оно говорит о «низком» происхождении Хотена. Халанский полагал, что здесь отразилось местничество, спор двух родов — знатного и захудалого. Однако это противоречит всему идейному содержанию русского эпоса. Народу нет никакого дела до знатности или незнатности боярских родов. Для былины Часовая вдова — боярыня и богатая, Хотен — беден и герой. Он приводит к посрамлению и Часовую вдову и Владимира, который ее поддерживает. Былина эта не внутрибоярская, а антибоярская и антикупеческая. Если у Кирши Данилова говорится:

Обе жены богатые,
Богатые жены дворянские,

то это — искажение основного смысла былины, объясняемое скоморошьим характером сборника. В этой записи мать Хотена приходит домой пьяная, чего мы также не имеем ни в одной записи, кроме данной. Часовая вдова всегда в резких и оскорбительных словах говорит о бедности Хотена.

А как твой был мужище-то Блудище,
А сынище-то твой уродище:
Он ходит по городу — уродует,
Ищет-то упалого зернушка,
А чем бы ему голова пропитать.
(Рыбн. 53)
Ищет бобового зерненка
И где бы-то Хотинушке обед сочинить.
(Рыбн. 15)
Ищет куса перехватного,
Во что бы Котенку подавиться было.
(Гильф. 164)

432

   Она называет его «вороной загуменной», слепой курой, которая ищет и не находит зернышка, и даже «верблюдищем» (Онч. 9). Нередко она ругает отборными, оскорбительными словами и Блудову вдову. Замечательно яркую форму отказа мы имеем в варианте Аграфены Матвеевны Крюковой.

Обругала-то ей сына любимого,
А й того же богатыря могучего
И того же Хотеюшка все Блудовича:
«Ай отец-от у его да все был Блудище,
Еще сын-от остался все уродище,
Он ведь ездит по городу уродует:
Еще кто бы Хотеюшке рубашку дал,
Еще кто бы Хотеюшке бы подштаннички,
Еще кто бы Хотеюшка-то покормил хлебом, солью бы,
Покормил его обедом либо ужином».
(Марк. 20)

   Этой бедности обычно противопоставляется ее собственное богатство и знатность:

Мы есть роду богатого, именитого,
Именитого роду, княженецкого,
Вы есть роду нищетного, кошельчата.
(Рыбн. 105)
Мы есть роду княженецкого,
Княженецкого роду вековечного,
Вы есть роду каличьего,
Да й каличьего роду вековечного.
(Гильф. 164)

   Тут же она проявляет свои крепостнические наклонности. Она грозит схватить Хотена:

Захочу, — его при себе держу,
Захочу, — его под барина отдам.
(Рыбн. 53)

   Хотен из нищих, калик, он не князь, не боярин и не боярский сын. Его можно обратить в рабство и крепостное состояние, что Часовая вдова и грозит сделать.
   Хотену она противопоставляет свою красавицу дочь, которая совершенно так же, как Елена Петровична в предыдущей

433

былине, сидит в высоком тереме, с той лишь разницей, что она не подвергнута заключению.

У меня-то есть дочушка Офимьюшка,
Сидит-то во высоких во теремах:
Ее буйные ветры не обвеяли,
Холодные морозы не общелкали,
Мужик пьяница не обсмеялся.
(Рыбн. 85)

   Таким образом, идеология Часовой вдовы есть идеология знатной боярыни, которая кичится своим родом.
   Какова идеология Хотена Блудовича, а значит и самой былины, мы увидим, когда проследим, как события будут развиваться дальше.
   Когда мать приходит домой, Хотен участливо ее спрашивает, почему она невесела. Мать все ему рассказывает, причем у хороших певцов весь рассказ о происшедшем повторяется из слова в слово. С этого момента Хотен становится главным действующим лицом. Он не теряет слов, иногда коротко утешает мать и посылает ее ложиться спать. Из его реплик не всегда видно, что он замышляет. Ясно одно, что он хочет «отсмеять» обиду, нанесенную его матери, что он заступается за ее поруганную честь.

Не печалься ты, моя матушка,
Отомщу я обиду Часовой жены,
Надсмеюся я над ейною дочерью,
Что ль над той ли Чайной Часовичной.
(Пар. и Сойм. 48)

   В некоторых случаях Хотен хочет довести сватовство, начатое матерью, до конца, в других же он не выражает желания жениться на Чайне. Из дальнейшего видно, что он хочет взять ее в дом, но не для того, чтобы на ней жениться, а чтобы отдать ее матери в портомойницы или отдать ее в жены самому последнему из холопов. Иногда он грозит взять ее не в жены, а в служанки.
   О нем говорится, что он «повернулся на одной ножке» и сразу же пошел седлать коня. Седлание коня и выезд описываются как богатырские и воинские. Он «крутенько садится на добра коня» и берет с собой «паробка верного, любимого товарища» (Рыбн. 85).
   Хотен прежде всего направляется к терему Часовой вдовы. Как он задумал «отсмеять» обиду, это пока еще не ясно.
   События, которые разыгрываются перед хоромами прекрасной Чайны, могут отдельными певцами излагаться в различной последовательности и с различной степенью полноты. Смысл происходящего от этого не меняется. О самой вдове обычно

434

говорится, что ее «дома не случилосе». Дело происходит на рассвете, и она иногда еще на пиру. В тереме находится только прекрасная Чайна. Чайна видит Хотена издали, высовывает голову по плечи из окна или выходит на крылечко или балкон. Иногда она знает о том, что произошло на пиру, и ничего доброго от Хотена она ждать не может. Не теряя лишних слов, Хотен начинает ломать терем, в котором находится Чайна, причем в разных вариантах делает это по-разному. Чтобы попасть во двор, он пинает ногой подворотню, копьем ударяет в ворота и вышибает их, или ломает изгородь. Свою тяжелую палицу он запускает в терем и сбивает верх терема до самых окон, или начинает расшатывать терем снизу.

И ударил в ворота вострым копьем,
И слетели ворота середи двора;
И ударил палицей булатною
По тому по терему высокому,
Сшиб того терема по окнам прочь,
И слетел терем во зеленый сад.
(Рыбн. 44)

   Такова наиболее типичная картина разрушений, производимых Хотеном.
   Но Чайна (Авдотья, Евфимия) отнюдь не робкого десятка. Нравом она в мать. Та часть терема, в которой находится Чайна, остается цела, и теперь Чайна обрушивается на Хотена с такими же ругательствами, какими его ругала ее мать.

Настоящая ты ворона погуменная,
Над нашим ты домом надсмехаешься!
(Гильф. 308)
А й же молодой Котенко ты Блудов сын!
Отца-то у тя звали ведь Блудищем,
А й тебя же будут звать да уродищем!
Что же ездишь по городу, уродуешь?
(Гильф. 19)

   Теперь Хотен уже прямо метит в Чайну. Чайна произносит эти слова с «балкончика точеного». У Хотена шестисаженное «ратовье», то есть копье.

Он-де хлопнул по балкончику точеному,
И балкончик точеный весь рассыпался.
(Гильф. 282)

Еще яснее:

Хотел ударить по Чадиночке Часовенной,
Ударил по крылечку по красному,
Расшиб на щепу он на мелкую.
(Гильф. 308)

435

   Иногда он бросает в Чайну ножом или копьем, но она увертывается. Теперь Хотен прерывает свое зловещее молчание и богатырским голосом грозит Чайне. Он ругает ее самыми последними словами, грозит взять ее в портомойницы и вызывает на бой ее девять братьев.

А хочу, — тебя я возьму за себя,
А захочу, — возьму за служку за Панюточку,
А кладу в фатеру во черную, —
И будешь ты наша портомойница.
А есть у тебя девять братьев,
А у Часовой вдовы девять сынов,
Так пожалуйте во чисто поле!
(Рыбн. 44)

   Иногда он повторяет сватовство, но с угрозами, и никогда не ждет ответа.

А й же ты, Чайна Часовина,
Если волей пойдешь замуж, то за себя возьму,
А неволей, так за парубка.
А теперь я поеду во чисто поле,
И пусть выедут твоих девять братьев,
Там я с ними силы померяю.
(Пар. и Сойм. 48)

   Очевидно, что дело не обойдется без кровопролития: предстоит бой между Хотеном и братьями Чайны.
   Некоторые певцы, однако, ничего не знают о последующем бое. Хотен непосредственно после разорения терема расправляется с Чайной. В одном из печорских вариантов он разрывает ее тело на части и остатки трупа привязывает к хвосту своего жеребца. Чайна здесь названа Маринкой, очевидно под влянием песни о Добрыне и Маринке (Онч. 9).
   Наряду с этим мы имеем смягченную редакцию Т. Г. Рябинина. Здесь боя также никакого нет. Хотен просто похищает Чайну и везет ее домой, причем она даже рада и заявляет:

Три года я господу молилася,
Чтоб попасть мне замуж за Хотинушку,
За того Хотину за Блудовича.
(Рыбн. 15)

   Такие сокращенные редакции не могут быть признаны художественно удачными. В полной форме песни конфликт, наоборот, усиливается и только в последующем развитии обнаруживает свою более широкую, общественную, а не только личную сторону.
   Хотен уезжает в чистое поле, там разбивает шатер и ожидает братьев Часовичны. Конфликт, таким образом, разрастается. Из города он переносится в поле и начинает принимать характер

436

вооруженного столкновения. Происходит именно бой, но бой не между русскими и иноземными захватчиками — русский герой здесь дает бой собственному родовитому боярству.
   Бой представляет собой кульминационный пункт всего повествования. Формы его довольно разнообразны, но не одинаково значительны и осмыслены. Мы рассмотрим лишь главнейшие.
   Выделить мы должны версию в сборнике Кирши Данилова. Борьба здесь лишена социального характера. Встреча между Хотеном и братьями Чайны имеет характер уличной драки. Братья сами преследуют Хотена на улице, и они его задирают. Их сперва пять человек.

И он отбивался и метался от них,
И прибил всех тут до единого.
(К. Д. 17)

   Мать посылает своих остальных четырех сыновей с наказом

Убить бы его до смерти.

   В песне описывается, как Хотен побивает и этих четырех, каждого в отдельности.
   Эта версия — явно сниженная. Драматическая борьба низведена до уличной «драки великой» с описанием, как бьют по уху и т. д. Такая трактовка соответствует скоморошьему характеру всего сборника, но она одиночна.
   В собственно народной, крестьянской трактовке столкновение протекает совершенно иначе.
   Хотен вместе со своим младшим другом отправляется в поле. Здесь в ожидании братьев он разбивает шатер и спокойно засыпает. Своему парубку он приказывает разбудить его, если появится «киевская сила».
   На этом месте песня переносит нас в другой стан, в стан его врагов.
   В полной своей форме былина включает два боя: на Хотена сперва высылаются братья Чайны, а после них целое войско. Однако певцы часто ограничиваются одним из этих боев.
   Пока Хотен мирно спит, Часовая вдова прибывает домой. Прибывают также ее девять сыновей, и Чайна жалуется им на Хотена: «Чадиночка им и порозжалилась».
   Спокойный сон Хотена противопоставляется смятению и волнению в доме вдовы. Она со свойственной ей резкостью и решительностью приказывает сыновьям убить Хотена.

Ой вы, сыновья мои, ясны соколы,
Убейте Хотена во чистом поле.
(Гильф. 308)

437

   В некоторых случаях братья настолько трусливы, что боятся выйти против Хотена, хотя их девятеро против одного (Гильф. 308). В большинстве случаев, однако, они едут в поле, где их ждет Хотен, хотя они делают это иногда и не очень охотно и только после грозного окрика их властной матери. Певец называет их «не путнии воины» (Рыбн. 85).
   Они подъезжают к шатру, и от топота их коней Хотен пробуждается. Схватка бывает всегда очень коротка. Жалкие и слабосильные братья не могут устоять против грозного и разъяренного Хотена. Они жестоко платятся за свою попытку.

Да не долго Хотен тут сряжается,
Садился Хотен да на добра коня
И поехал к молодцам насупротив.
Троих молодцов копьем сколол,
Да троих молодцов конем стоптал,
Да еще троих к стремени привязал.
(Кир. IV, 72)

   За трех братьев, оставленных им в живых, он будет требовать выкупа. Нередко с братьями расправляется не Хотен, а его парубок, который не считает нужным для такого случая даже разбудить своего хозяина и друга.
   Такова наиболее типичная форма развития конфликта. Несколько иначе развитие конфликта рисуется в беломорской традиции. Здесь Хотен, в ответ на ругательства и издевательства Чайны, произносимые с высокого окошечка ее терема, убивает на ее дворе семь быков, из их шкур делает ремни и без всякого боя берет в плен и уводит из Киева ее братьев. Ремнями он привязывает их к деревьям — соснам и березам (Марк. 20). Сходным образом он расправляется с братьями в мезенской песне: он связывает их волосами друг с другом по трое и перекидывает их через седло (Григ. III, 2).
   Столкновение принимает все более грозные размеры. Часовая вдова не может примириться с происшедшим и бежит теперь за помощью к Владимиру. Владимир дает ей против одного Хотена целое войско — 40 000 человек или 6 полков и т. д. Такая готовность объясняется не только тем, что Чайна его родственница. Она объясняется тем, что действия Хотена по существу представляют собой бунт, который надо подавить военной силой.
   Происходит сражение, которое также описывается весьма кратко.

Он прибил-то эту силу на единый дух.
(Марк. 20)

   Более интересны для нас те случаи, когда Часовая вдова не обращается к Владимиру, а набирает войско сама. Тут

438

она проявляет всю свою энергию и обнаруживает свою натуру.
   Часовая вдова пускает в ход все свое несметное богатство, чтобы за деньги нанять, купить ту силу, которая могла бы уничтожить Хотена.

Так она была богатая,
Погреба были злата и серебра.
Так она наняла силу инную
За злато и за серебро.
(Рыбн. 44)

   Иногда она набирает силу по кабакам:

Але голи-ти они, право, охотники,
А любители-таки они на деньги-ти.
(Онч. 46)

   Она нанимает 500 бурлаков за 500 рублей с наказом привести Хотена к ней: «Приведите его на мои белы руки». В этом случае она хочет его высечь.
   Еще интереснее для нас те случаи, когда Часовая вдова не нанимает силу, а принуждает идти против Хотена своих должников, зависимых от нее людей. Это — не крепостные крестьяне. В этих должниках мы узнаем «кабальных людей». В XV—XVI веках в кабальную зависимость шли свободные, но обедневшие люди. При заключении договора они брали деньги у хозяина и обязывались работать на него за проценты до уплаты взятых денег. Как правило, такие «кабальные люди» или «служилые холопы» всю жизнь не были в состоянии уплатить взятую сумму, так как весь заработок уходил на погашение процентов.1
   Именно таких кабальных людей имеет в своем распоряжении Часовая вдова, мать Чайны.
   После того как ее сыновья потерпели неудачу, она собирает своих должников.

На то ли вдова порассердилась,
Бросалась в сундуки окованные,
Вымала ведь записи крепкие,
По которым были денежки раздаваны,
Собрала мужиков своих должников:
«А вы, мужики, мои должники!
Убейте Хотена во чистом поле,
Во всех-то вас денежках господь простит».
(Гильф. 308)

   Историческая форма кабальной зависимости здесь несколько стерлась, и Часовая вдова в сознании позднейших певцов выступает как простая ростовщица.

Сноски к стр. 438
1 «История СССР», т. I, стр. 280—281.

439

А й мужики вы все мне должные!
Ваши головы все запоручены.
А поедьте, мужики, вы во чисто поле,
Убейте Фотеюшка в чистом поле,
Я всех мужиков вас во долгах прощу.
(Гильф. 282)

   Классовый состав этого войска уже совершенно иной, чем состав войска, посланного Владимиром. Это войско состоит из одних только бедняков, и Хотен это знает. Когда это войско является под предводительством сыновей вдовы, он ее сыновей убивает, а войско отпускает.

А вас, мужики, не трону я ни единого,
Ваше дело подневольное.
(Гильф. 282)

   Иногда, раньше чем принять бой, он спрашивает у войска: «Вы охочая ли сила или невольная?» Если сила воюет по вольному найму, он иногда поступает с ней так же, как с войском Владимира. Если же эта сила «невольная», он не принимает боя, а отпускает силу домой.

А вы, мужики, ее должники,
Ваше-то ведь дело поневольное,
Скажите вдове вы Часовые,
Этою ведь силою меня не взять.
(Гильф. 308)

   Впрочем, в некоторых случаях и классовый состав войска, посланного Владимиром, бывает таким, что Хотен боя не принимает. Войско это воюет за Владимира настолько неохотно, что Хотен справляется с ним только одним грозным, богатырским окриком. Он приказывает им связать друг друга по десяткам, вернуться в Киев и объявить Владимиру, что вся его сила полонена им, Хотеном (Рыбн. 53, 71). Дело здесь именно в том, что войско по существу держит сторону Хотена, а не Владимира. Войско Владимира очень охотно выполняет приказ Хотена.

Смертный бой держать нам ведь непочто.
Княженецкий род нам защищать не за что.
А мы свяжем руки да друг другу
И пойдемте обратно во Киев-град,
Да и скажем мы князю Владимиру,
Что полонил нас всех Гордено Блудович.
(Пар. и Сойм. 48)

   Таким образом Хотен наносит полный разгром войску Владимира и привлекает на свою сторону нанятое из закабаленных людей войско Часовой вдовы.

440

   Теперь она и ее дочь полностью в руках Хотена. Характерно, что Хотен прежде всего врывается в дом Часовой и уничтожает закладные записи:

И приехал Фотей ко вдовице на широкий двор,
И скрикнул-де Фотей да зычным голосом:
«Неси, вдовица, записи закладные,
По которым золота казна раздавана».
И несла-де вдова записи закладные,
По которым золота казна раздавана.
Роздал Фотеюшко эти записи,
И все мужики поехали да кланялись.
(Гильф. 282)

   Иными словами, борьба носит не только личный, но и сословный характер. В лице вдовы Хотен уничтожает и обезвреживает властительницу над деньгами и людьми.
   Однако ее сила обезврежена еще не полностью. Она еще обладательница денежного состояния, которое позволяет ей заново взять людей в кабалу. Хотен, выражаясь современным языком, экспроприирует ее.
   В его руках находятся трое из оставшихся в живых сыновей Часовой вдовы. Она вынуждена теперь сама обратиться к Хотену.
   После побоища Хотен спокойно едет «к родитель своей матушке» и ждет, что будет дальше.
   Дальше же происходит то, что на двор к его матушке является мать Чайны и «низко кланяется». Теперь уже она просит о том, о чем когда-то просила мать Хотена: она предлагает свою дочь Хотену в жены, а сама за это требует возврата ее сыновей.

Премладый Хотеюшко сын Збудович!
Возьми мою Чадиночку Часовенную,
За себя возьми любимой семьей,
Отдай мне-ка шесть сынов из полону.

   Очередь отказать теперь за Хотеном.

Проговорит Хотен таково слово:
«Мне твоя Чадиночка не надобна,
Я за верного слугу замуж ее не возьму».
(Гильф. 308)

   Такой отказ взять за себя Чадиночку характерен не только для данного варианта, но для данного сюжета в самых разных вариантах.
   Хотен не стремится к браку с Чайной. Как жестоко он с ней иногда расправляется, мы уже видели выше. Иногда он согласен взять ее, только не в жены, а в служанки матери.

441

   Он привязывает ее к стремени, привозит домой и отдает ее своей матери в портомойницы.
   В качестве выкупа за сыновей он требует не дочь, он требует выдачи всего ее состояния, причем делает это в весьма старинной и архаической форме: он ставит в землю свое огромное многосаженное копье и требует, чтобы оно доверху было засыпано золотом и серебром.

Он и ткнул-де копье дак во сыру землю,
Долгомерное ратовище в семь сажон.
«А ты обсыпь мое копье дак красным золотом,
Красным золотом обсыпь да чистым серебром,
Дак отдам я тебе нонче девять сынов».
(Григ. III, 2)

   Конец бывает разный. Обычно Часовая вдова вынуждена согласиться на предложение Хотена. На сорока телегах привозят золото и серебро, но его не хватает, чтобы покрыть верхушку копья. Часовая вдова просит Хотена взять вместо недостающего золота и серебра ее дочь. Иногда она валяется у него в ногах и униженно просит взять Чайну. Она готова отдать дочь даже в кухарки.

Ты возьми, возьми, Хотеюшко сын Блудович,
Ты возьми, возьми любиму дочь в кухарочки!
(Марк. 20)

   Но Хотен вовсе не желает жениться, тем более на Чайне, как на боярской дочери. Он предпочитает взять себе жену из крестьянского сословия.

Мне на что-то мне твоя дочь безумная?
Я возьму лучше у бедного крестьянина,
Из именьица возьму, не из богатства ей,
А и лицом она хороша, все умом сверстна.
(Марк. 20)

   Разрешение этого конфликта достигается через вмешательство третьих лиц. В одних случаях посредником выступает Владимир, в других — мать Хотена.
   Посредничество Владимира художественно менее удачно; более правдоподобно и убедительно вмешательство матери.
   Заносливая Часовая вдова бежит за помощью к Владимиру. В таких случаях Владимир вызывает Хотена к себе и выговаривает ему за его издевку над Чайной и ее матерью и приказывает или предлагает ему жениться. В этих вариантах сцена с копьем разыгрывается во дворе Владимира. Хотен согласен жениться, если Владимир накроет копье золотом и серебром. У Владимира хватает средств, чтобы обсыпать копье золотом, серебром и жемчугом. Мало того: он еще дает за своей племянницей в приданое

442

села с приселками (Рыбн. 52). Такой конец явно не соответствует высокой идее данной былины и не соответствует вообще духу русского эпоса: герои обычно отказываются от наград; здесь же Хотен сам напрашивается на награду Владимира, своего врага, войско которого он только что разбил.
   Более значительна и более интересна другая версия конца. За Чайну вступается мать Хотена.

Ты послушай меня хошь, чадо милое,
Ты меня-то же, родиму свою матушку.
(Марк. 20)

   Мать вполне удовлетворена тем унижением, к которому привел Хотен ее противницу, заносливую Часовую вдову. Сама же девушка здесь, как ей кажется, ни при чем. В ответ на предложение Хотена взять Чадиночку себе в подворотницы или портомойницы и «поворачивать» ее «как тебе надобно», она уговаривает Хотена взять ее себе в жены:

Не она меня да прибесчестила,
Прибесчестила да ейна матушка...
Ты возьми-ка ее за себя замуж.
(Рыбн. 207)

   В таких случаях Хотен ради матери готов жениться, и песня кончается веселым свадебным пиром. Хотен идет с Чайной под венец.
Тут заводили они пированьице почестен пир.
   Так кончается эта замечательная по своей реалистичности, яркости, по остроте основного конфликта былина. Она весьма богата разнообразием деталей, но здесь могли быть рассмотрены только главнейшие случаи.


Проф. А. П. СКАФТЫМОВ. ПОЭТИКА И ГЕНЕЗИС БЫЛИН ОЧЕРКИ


Хотен.

   Вс. Ф. Миллер (196, с. 220—232) имя Хотена производит от слова хотеть, значит — желанный, единственный сын. Чайна от „чаять“, желать. Былина, по его мнению, сложилась в Новгороде. На это указывает

193

роль князя Владимира, попустителя скандала (ср. его роль в былинах о Дюке и Чуриле). Имя Владимира в былину прихвачено случайно общим зачином через пир. Разгул Хотена новгородский (ср. Васька Буслаев). Панюточка парубок — не Потанюшка ли? Герой, как и в былине о Ваське Буслаеве, слушается одной матери. Часова вдова — купчиха. В одном пересказе былина совсем не приурочивается к Киеву (Рыбн. IV, 7). Хотен нигде не назван богатырем. Не упоминается дружина хоробрая. Историческая основа былины, вероятно, какой-нибудь скандал в Новгороде. В былину памфлет был переработан скоморохами.

   А. М. Лобода (№ 128, гл. IV) указывает былине историческую параллель: Рогнеда, дочь Рогволода, чванливая невеста. Имя Хотена производит от Горден (гордиться). Сопоставляет это с песнями о „гордене“, русскими, малорусск., белорусскими. Из иностранного и русского литературного творчества указывает параллели к мотиву горделивой похвалы недоступностью, более всего сходства находит с повестью о Василии Златовласом (еще: в греч. пов. о Дигенисе, в сказании Вилькина саги о Симеоне и др.). Роль братьев Чайны обычная в свадебных обрядах. Грозность Хотена — обычная шаблонная свадебная поездка.

Ссылки:

128. — Русские былины о сватовстве. Киев. 1905. Рец. см. № 250, 325. (П.). (Б.).

250. Перетц, В. Рец. на кн. А. Лободы „Былины о сватовстве“ (см. № 128) Киевск. Унив. Изв., 1904. (П.). (Б.).

325. Трубицин, Н. „Пересмотр“ русск. был. о сватовстве. (По пов. кн. Лободы № 128). Ж. М. Н. П., 1905, дек.

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру