Утка

Спонсор странички :

Содержание:

Словарь символов, Джек Тресиддер, изд. "Гранд" Москва 2001 год.

"Энциклопедия русских примет"  "ЭКСМО - Пресс" 2000

"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995

"Энциклопедия символов", Шейнина Е.Я. Издательство "Торсинг" Москва 2003

"Словарь символов" справочник  Надя Жульен изд. лтд. Урал

"Быт русского народа" А. Терещенко "Русская книга" 1999

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

В. И. Даль "Толковый словарь живого великорусского языка"

М. Фасмер "Этимологический словарь русского языка"

"И покланяшеся идолу камену..." И. В. Дубов "С-Пб" 1995 г.

 

Утка игрушка деревянная. L=20 см. H=15 см. № П/21

Масленка уточка фаянс, надглазурная роспись, Завод Кузнецова, XIX век, L=17 см., H=11,5, S=8 см. № F/001


УТКА

Словарь символов, Джек Тресиддер, изд. "Гранд" Москва 2001 год.

УТКА
Брачный союз, счастье и преданность. Символизм, обязанный в основном мандариновым уткам и произошедший из наблюдений за синхронным плаваньем селезня и утки. Печальные сказки о разделенных парах мандариновых уток весьма популярны в китайском и японском фольклоре, а изображение утки используется как декоративный элемент в убранстве свадебных помещений. Молодых влюбленных называют «мандариновые утки в росе».
Утка также может являться символом посредничества между небом и водой, как, например, в фольклоре индейцев Северной Америки, однако более обычные символические фигуры в этом случае — лебедь и гусь.


"Энциклопедия русских примет"  "ЭКСМО - Пресс" 2000

селезень
Один селезень уживается со столькими утками, сколько у него в оконечности хвоста закрученных перьев, а потому на развод нужно оставлять селезня с возможно большим числом закрученных перьев и по числу их оставлять уток.

УTKA
Утка хлопает крыльями и чистится — на дождь.
Утки кричат и плещутся — на дождь, а тихи — на грозу.
Если летом утки и гуси поднимают крылья и машут ими — будет буря.
Утки и гуси зимою купаются в снегу — к оттепели и метели.
Если утки и гуси ныряют часто в воде — будет дождь (а зимою — снег).
Если дикие утки строят свои гнезда у самой воды, то наступающее лето будет сухое, а чем дальше от воды, тем дождливей.
Если дикие утки весной жирны, то урожай будет плохой.
Если весною дикая утка высоко пролетит — овсы высоки будут, низко летит — и овсы низки.


"Энциклопедия суеверий" "Локид" - "Миф" Москва 1995

УТКА
Убитую утку подвесь вниз головой, чтоб из нее вышел злой дух.
Утиные яйца, принесенные в дом после захода солнца, не принесут добра и из них не вылупятся птенцы. (Ратленд и многие другие сельские районы).
Если утка несет серые яйца — это дурной знак, и избежать беды можно, только убив эту утку. (Повсеместно, особенно в Кенте).
Последнее суеверие записано в "Country Annual Register of Kent". Один фермер из Ху имел утку, которая несла серые яйца, и в конце концов решил ее уничтожить, поскольку считал, что она приносит неудачи. В частности, его скот вдруг заболел коровьей чумой. Конечно же, виноватой в этом оказалась утка. Наконец, прислуга растопила печь и сожгла птицу живьем.
Ответ на вопрос о том, каким образом сожжение птицы разрушает злые чары, можно найти в аналогичном примере, описанном леди Гердон в книге "Country Folk Lore (Suffolk)". Она сообщает об одной беззубой и больной старухе, которая много лет подряд считалась мастерицей снимать порчу. Случилось, что большое количество уток, за которыми она присматривала, внезапно перестали нестись. Не зная, что все домашние птицы время от времени перестают нести яйца, старуха решила, что уток околдовали. Победить колдовство можно было только с помощью огня. Кроме того, согласно распространенному мнению, чтобы спасти всех, нужно было пожертвовать одну птицу. Соответственно этому поверью, старуха бросила одну из уток живьем в печь и изжарила ее.
В нашей энциклопедии упоминается аналогичная история о том, как колдовство было разрушено с помощью сожжения овцы. Это случилось в Ипсвиче; подробнее см. СОЖЖЕНИЕ ТЕЛЕНКА.


"Энциклопедия символов", Шейнина Е.Я. Издательство "Торсинг" Москва 2003

Селезень

В марийском фольклоре строение мира осуществил селезень, нырнувший в море и доставший ком земли, из которого и был сотворен мир. Селезень в этом мифе — символ Бога.
Утка и селезень в русских песнях — аллегория парня и девушки.
Утки-неразлучницы в Китае — символ супружеской пары.


"Словарь символов" справочник  Надя Жульен изд. лтд. Урал

УТКА
счастье на двоих
В Китае утка-мандаринка (всегда плавающая в паре) является традиционным символом супружеского счастья.
Союз уток-мандаринок — это одна из тридцати любовных поз в эротической игре.


"Быт русского народа" А. Терещенко "Русская книга" 1999

Народная игра:

УТЕНЯ
Взявшись за руки, девушки ходят кругом то в одну, то в другую сторону; но изменение их движений совершается по содержанию песни:
Плыла утеня* Через сине море. — Как, как утеня, Ноженьки обмочила?
* Этот стих поется еще так: «Шла, шла утеня». Утки плавают, а не ходят по морю; но этот стих более сообразен с тоническим складом русских стихов.
Шла, шла утеня...
Шаркая ногами, девушки показывают:
— Этак утеня, Этак серая,
Ноженьки обмочила!

Плыла утеня,

Через сине море.

Как, как утеня,

Крылушки обмочила?
Девушки машут руками:
— Этак утеня, Этак серая,
Крылушки обмочила!

Плыла утеня

Через сине море.

Как, как утеня,
Крылушки встрепенула?
Девушки хлопают в ладоши:
— Этак утеня, Этак серая,
Крылушки встрепенула!

Плыла утеня,

Через сине море.

Как, как утеня,
На бережок садилась?
Девушки приседают:
Этак утеня, Этак серая,
На бережок садилась!
Этим оканчивается хоровод и начинается другой. Выражение этой игры есть одна веселость и резвость, ищущая новых забав.
 

СЕЛЕЗЕНЬ

Забавляются не одни взрослые, но и дети, для которых селезень составляет гимнастическое занятие, потому что здесь бегают и вертятся. По обыкновению делается хоро­водный круг, в середине его бегают селезень и утка: селезень гонится за уткою, старается словить ее; она уходит от него и ныряет. Селезень кричит, утка выплывает, и это продолжается дотоле, пока парень не словит девушку. Часто хороводные не допускают до этого: они кричат и машут руками.

Селезень, селезень, Сиз голубчик селезень! Селезень, догоняй утку; Молодой, лови утку. Хохлатый селезень, Селезень, догоняй утку.

Поди, утушка, домой,

Поди, серенькая, домой.

Где утушка твоя?

Где семеро твоих детей? Селезень, селезень, Сиз голубчик селезень!

Утушка ныряет,

По полям летает.

Кинг-киг — догоняй!

Кры-кра, утушка, домой!

У селезня семеро детей,

А сам осьмой без ног.

Рассерженный селезень нападает на утку: ее защищают. Эта оборона ведет к ссоре, потому что долгое беганье приводит его в усталость и лишает охоты ловить более. Отсюда произошла поговорка: «Подзадоривай задор». Вы­нырнувшая утка насмехается над селезнем; он принимается за задор: укоряет и ссорится.

Есть еще другая хороводная игра селезень, обращенная в насмешку над теми неопытными мужьями, которые до­веряют своих жен молодым своим знакомым. Селезня играет молодой парень; он, идучи по кругу, поет с прочими:

Уж как по реке широкой,

Как по реке раздольной.

Ой, люли, селезень!

По той реке, да по широкой,

Бежит добрый молодец,

Ой, люли, селезень!

Ты постой, постой,

Хохлатый селезень!

Ой, люди, селезень!

Плывет, не ворохнется.

Плывет-то удалой,

Ой, люли, селезень!

Он к молодушке плывет,

Сам весельцем гребет.

Ой, люли, селезень!

Под сердцем зазнобушка:

В дому сударушка одна,

Ой, люли, селезень!

Ты постой, постой!

Я сударушка не твоя.

Ой, люли, селезень!

Хороводные обращаются к предстоящим и произносят с язвительной насмешкою:

Во тебя ли, во дому,

Сочинилася беда?

Изменила молода!

Ой, люли, селезень!

Язвительный оборот производит иногда неудовольствие, особенно, если обратят глаза на виновниц-молодушек. Мужья, нахмурив брови, как случается везде, уходят с ними домой для расчета*.

Следующая песня выражает любовь девушки к своему милому. Первые три стиха поет играющая селезня, а прочие оканчивают стоящие в хороводе.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Я кафтан ему купила.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

В кафтане селезень.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Я камзол ему купила.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

В кафтане селезень,

В камзоле селезень.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Черны бархатны штаны купила.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

В кафтане селезень,

В камзоле селезень,

В черных бархатных штанах.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Я чулки ему купила.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

В кафтане селезень,

В камзоле селезень,

В черных бархатных штанах,

В белых шелковых чулках.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Башмачки ему купила.

* Эта песня напечатана с большими изменениями, в сравнении с издан, г. Сахар. «Сказ, русск. нар.», 1841 г., ч. 3, с. 37, № 33 и с. 61; с. 42, № 48 и с. 67, варианты № 48. Из этого можно видеть, что наши хороводные песни подвержены местным приноровлениям, по пословице: «Что город, то норов; что деревня, то обычай».

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

В черных бархатных штанах,

В белых шелковых чулках,

В сафьянных башмачках.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Пряжечки ему купила.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень.

В кафтане селезень,

В камзоле селезень,

В черных бархатных штанах,

В белых шелковых чулках,

В сафьянных башмаках.

И я селезня любила,

Я касатого хвалила,

Ему сердце отдала.

Люли, люли, селезень,

Люли, люли, молодой!

Чернобровый селезень,

Черноглазый селезень,

Ему сердце отдала.

Отдавшая свое сердце подает руку любимому ею парню, который выводит ее из крута. Если желают еще играть селезня, то вновь начинают в прежнем порядке. Часто принимают участие в этой забаве молодые парни. Тогда невольно обнаруживается скрытная любовь парня к своей девице; тогда распространяется повсюду слух: парень полюбил, парень женится, ведь недаром он играл с нею!


Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Утка, в кораблестроении

(морск.) — приспособление для временного закрепления конца снасти на судне; делается (если из дерева) в виде дощечки, вырезанной по форме, похожей на букву Н, прикрепленной одной из сторон к месту закрепления на судне; металлическая У. делается из прута, со сплющенною и отогнутою в сторону серединою, за которую и крепится к месту; часто делается в виде планки с двумя отростками по длине, разогнутыми в сторону концов планки, и т. д.


В. И. Даль "Толковый словарь живого великорусского языка"

УТКА, утица тамб. утёна; уточка; утченка, утяш ка; утища, утчища, утичища; в песн. утица, птица Anas, дворовая и дикая, коей самец селезень. Главные виды наши (кроме гагар, крохалей, гоголейи пр. ): Anas Boschas, матерая, кряковная, крякуша, крыжень; селезень пестрый, зеленоголовый; А. strepera, подкряковная, кряк(т)овка, нерыжень, нерозень: селезень едва различается от утки; A.penelope, свищ, свиязь, свистуха; A. acuta, шилохвост, —хвостка; A. querquedula, чирок, грязнушка; А. сrесса, малый чирок, чиренок, чиренка: есть и золотистый чирок, меньше голубя; A. clypeata, соксун, плоско(широко)носка; чернедь, неск. видов, толстоголовы. || Уточка, свисток гончарной работы, в виде утки. || Уточка, сиб. камч. вообще птица, птаха, пичуга. || Уточка, хороводная игра и песня. || Утица, легкая оленья самоедская нарта, для езды летом по тундрам. || Утка, с франц. лживая газетная статья, обман, колокола льют. Утеныш, утенок, —ночек м. утя ср. утиный птенчик, мн. утята, южн. утенята. Утка глупа и прожорлива. Бьет сокол серу утицу. Высидела курица утят, и сама не рада. Сидеть уточкой, на заднице и на подошвах, обняв руками колени. Высоко сокол за гоняет серу утицу. Не считай утят, пока не вылупились. Сколько утка ни бодрись, а лебедем гусем) не быть. Утка — с валкой походкой. Гусь чевошник, а утка такалка. Утка моя, селезнюха моя, не летай за реку, не клюй песку, не тупи носку! Увидал, что на утках озеро плавает! Где утка (баба), там и мутка, сплетни. Утки, поджаренные пупки, пряженцы, свадб. Гусь с уткой идет, большой боярин вина несет! Утки кричат и плещутся —на дождь, а тихи, на грозу, гром. Утка крякнет, берега звякнут: собирайтесь, детки, в одну клетку (церковь)! Утка крякнула, берега звякнули, море взболталось, вода всколыхалась (звон и народ). Два черенка — тот же утенок. Курочка честра-пестра, уточка с носка плоска. Утятина ж. утячье мясо. Захотелось ястребу утятинки! Уткины яйца, перья, известной утки. Утячий, утиный, к уткам относящ. Утячье, утиное гнпздо, стожары, волосожары, созвездие плеяд. Утиные гнёздышки, растенье Anchusa officinalis. Утиного зоба не накормишь, судейского кармана не наполнишь. Утиного зобу не залечишь, обжорлив. Утиная трава, см. растен. зап. Уть-уть, ути-ути, призывная кличка уток. Утконос, птиценос, новоголандское животное Ornitorhynchus paradoxus: в шерсти, клюв утиный, четыре перепончатые лапы, несёт яйца, кормит. сосцами. Утятник, большой ястреб. —ница, собака, дворняжку которая ходить за утками. Утятничать вост. сиб. охотиться на уток (Шейн).


М. Фасмер "Этимологический словарь русского языка"



"И покланяшеся идолу камену..." И. В. Дубов "С-Пб" 1995 г.


Наряду с обожествлением коня в идеологии финно-угорского, а затем и древнерусского населения культ птицы, и прежде всего дикой водоплавающей, занимал важное место в системе представлений о происхождении мира, рождении человека, его бытии и смерти.
Многие исследователи отмечали, что «культ водоплавающей птицы также один из древнейших на территории и северо-востока Восточной Европы и Западной Сибири. Об этом можно судить по широкому распространению изображений "уточек", воспроизводимых в качестве орнамента на глиняной посуде эпохи неолита и бронзы ...» 1.
Гр.Новицкий приводит интересное описание идола в образе гуся, которому поклонялись обские угры: "Гусь, боготворимый идол их, бяше изваян из меди в подобие гуся; име скверное жилище в юртах Белгородских при великой рыке Обе... В Кумирници седалище его бе от различных сукон, холста кожей соплетено в подобие гнезда на нем же сия вселшаяся прочвора сидяще" 2.
Культ водоплавающей птицы нашел свое отражение в различных материальных предметах, и не только археологических. Свидетельства этого мы находим и в устном народном творчестве, и в литературных памятниках.
Так, Е.И. Горюнова отмечает, что "пережитки этого культа мы наблюдаем в народных поверьях, связанных с кладами, которые стережет гусь или утка. Знак гусиной лапы стоит, как таинственный страж, на камне, охраняющем зарытые в землю сокровища. Клад является людям иногда в образе белой утки" 3. В очерке, посвященном культовым камням, приводятся конкретные примеры помет утиными лапами этих объектов поклонения.
Величайший памятник народного эпоса "Калевала" начинается с рассказа о том, как именно из яйца утки и был создан мир:
Вот летит красотка-утка, Воздух крыльями колышет, Для гнезда местечко ищет, Ищет место для жилища...
Далее утка сносит яйца и высиживает их:
Из яйца, из нижней части, Вышла мать — земля сырая; Из яйца, из верхней части, Встал высокий свод небесный, Из желтка, из верхней части, Солнце светлое явилось; Из белка, из верхней части,
Ясный месяц появился; Из яйца, из пёстрой части Звезды сделались на небе; Из яйца, из темной части, Тучи в воздухе явились .4
Подвески в виде уточек, петухов и других птиц, гусиных или утиных лапок хорошо известны в археологических памятниках Ярославского Поволжья эпохи средневековья (рис.8).
В могильнике у деревни Зубарево на восточном берегу Рыбинского водохранилища, который Е.И. Горюнова определяет как мерянский, найдена плоская прорезная подвеска в виде уточки 5, в сочетании с коньковыми привесками, которые были описаны выше. По определению Е.А. Рябинина, данная находка относится к типу YII и датируется XI - началом XII в. 6. Эта подвеска происходит из разрушенных курганов , поэтому трудно сказать, находилась ли она в одном погребении с коньками или в разных.
У деревни Елохово находится курганный могильник, раскопанный в 1871 году Н.Г. Керцелли. Здесь, в погребении кургана N 4, обнаружена подвеска-уточка, аналогичная зубаревской находке. Предположительно уточка входила в состав инвентаря женского погребения.
В 1887 году Я.А.Ушаковым проводились раскопки курганного могильника на левом берегу Волги у села Кривец. В шести курганах двух групп обнаружены подвески в виде различных птиц. Это самая значительная находка таковых в Ярославском Поволжье.
Группа I. Курган N 10. Погребение женщины на материке, головой на запад. У черепа — подвеска-уточка полая.
Курган N 14. Погребение женщины на материке, головой на запад. Слева — подвеска-уточка полая.
Курган N 16. Погребение женщины на материке, головой на запад. Подвеска-уточка прорезная.
Курган N 17. Погребение женщины, головой на запад. Слева -подвеска плоская прорезная, в виде петуха с привесками.
Курган N 30. Погребение женщины в яме, головой на запад. Слева — подвеска-уточка полая, с привесками.
Группа II. Курган N 1. Погребение женщины, головой на запад. Слева —две подвески, плоские, прорезные, в виде фантастических птиц.
Еще одна плоская прорезная подвеска-уточка найдена в женском погребении (у левой руки) курганного могильника (N 44) у деревни Кирьяново, что на правом берегу Волги, который был раскопан в 1878 году Я.А.Ушаковым и А.И.Кельсиевым.
В 1929 году известный ярославский историк, археолог и краевед И.А.Тихомиров произвел раскопки Евчаковских курганов на левом берегу Волги близ города Романово-Борисоглебска (ныне Тутаев).
Курган N 1. Женское погребение на горизонте, ориентировка северо-западная. У тазовых костей — подвеска плоская прорезная в виде фантастической птички с двумя ножками и головой животного и треугольная коньковая привеска7. Сочетание в одной подвеске изображения птицы и животного — крайняя редкость.
Плоская прорезная подвеска в виде петуха с шумящими привесками найдена в кургане могильника у деревни Федоровская на левом берегу реки Которосль. Е.А.Рябинин относит данную подвеску к типу IY и датирует ее ХП-ХШ вв.8.
Шумящие привески известны также в ярославских могильниках — Михайловском и Петровском. 9.
В кургане N 1460 у села Большая Брембола, раскопанном в 1853 году П.С.Савельевым, в трупосожжении обнаружена прорезная подвеска-уточка.
Этими находками исчерпывается список бронзовых зооморфных украшений, связанных с культом птицы. Кроме подвесок-амулетов в погребальных комплексах встречаются кости птицы. Наиболее интересной находкой являются кости курицы (петуха?), которая была принесена в жертву и брошена в погребальный костер. Она обнаружена в кургане N 95 Тимеревского могильника, который датируется второй половиной IX столетия, а собственно погребение совершено по скандинавскому обряду. Кстати, в Скандинавии принесение петуха в жертву при погребении- характерная черта похоронного ритуала.
Сделаем некоторые общие заключения.
Погребения, где встречены атрибуты культа водоплавающей птицы, — исключительно женские, с западной ориентировкой. В пределах Ярославского Поволжья четко вырисовываются две региональные зоны — северная, где распространены подвески-уточки (культ водоплавающей птицы), и южная, где преобладают находки подвесок-коньков (культ коня). Последний район (Ростов Великий — Переяславль-Залесский) тяготеет к Суздаль-сому ополью, где доминируют находки украшений-амулетов, отражающих культ коня.
Оба культа характерны для финно-угорского населения и являются своеобразным выражением представлений о плодородии, продолжении рода человеческого — вот почему их атрибуты найдены исключительно в женских захоронениях.
Крупнейший русский историк Д.И.Иловайский отмечал: "Человекообразное представление о богах было мало распространено у финнов. Божества являлись их воображению еще в виде или неясных стихийных образов, или неодушевленных предметов и животных" 10. К последним относятся культы медведя, бобра, коня, водоплавающей птицы и других: медведь — хозяин, домовой; бобрводяной; коньсолнце; водоплавающая птица - рождение мира, плодородие. Все эти культы органично входят в круг мистических представлений о бытии и загробном мире людей эпохи средневековья не только Ярославского Поволжья, но и Суздальского ополья, Приладожья, Костромского Поволжья, Прикамья и других близких к ним регионов.
Видимо, носителями (жрицами) этих культов были женщины. К сожалению, мы не имеем данных о возрасте погребенных, хотя по летописным источникам в различных ритуальных действах фигурируют самые уважаемые пожилые женщины или даже старухи: "знатные жены" — в летописном рассказе о восстании 1071 года в Суздальской земле, а также старухи, судя по сообщению П.И. Мельникова-Печерского, опахивающие деревню для предохранения от эпидемии, пожаров и прочих бед и несчастий.
Позволим себе привести цитату из работы Е.А.Рябинина, которая очень верно отражает суть представлений о культе водоплавающей птицы: «Краткий обзор материалов этнографии и фольклора позволяет установить широкое распространение верований, связанных со священной ролью водоплавающей птицы на всей территории финно-угорского расселения. Налицо отчетливо выраженное космогоническое значение этой птицы, выступающей в качестве творца мироздания. Нет ни малейшего сомнения в том, что данные этнографии, относящиеся к XYIII - началу XX в., могут быть перенесены и на более ранний период, в эпоху бытования на интересующей нас территории зооморфных изображений. Истоки же культа водоплавающей птицы уходят в глубокую древность: об этом свидетельствуют наскальные рисунки, скульптурные фигурки птиц из кости, кремня, дерева и глины, изображения "уточек" на керамике эпох неолита и бронзы» ll.
В итоге рассмотрения трех, наиболее распространенных на Верхней Волге в период средневековья, зооморфных культов можно прийти к выводам, полностью подтверждающим замечания Е.А.Рябинина об асинхронности находок вещей, отражающих культ медведя, коня и птицы.
В материалах IX-X вв. наиболее ярко проявляется культ медведя, несмотря на небольшое количество находок с ним связанных. Как отмечалось выше, имеют место и региональные особенности, и не только в пределах собственно Ярославского Поволжья. В Суздальском ополье широко представлены атрибуты культа коня — бронзовые подвески-амулеты различных типов. Район озера Клещино (Плещеево) собственно является частью Суздальского ополья и пограничьем с Ярославским Поволжьем, и здесь тоже достаточно ярко представлен этот культ. С этим районом непосредственно связан и бассейн озера Ростовского (Неро), где также нередки находки коньковых подвесок.
А вот северная часть Ярославского Поволжья имела непосредственные контакты и прямые связи по Волге с Костромским Поволжьем, где фиксируется концентрация подвесок-амулетов, характеризующих культ водоплавающей птицы.
Итак, в период раннего железного века рассмотренные выше культы не имели широкого распространения в Ярославском Поволжье (за исключением культа медведя). Позднее, в X-XI вв., на Ярославское Поволжье усилилось юго-восточное влияние из Суздальской земли, и здесь, в его южных районах, стал распространяться культ коня. XII-XIII столетия для северных районов Ярославского Поволжья (в основном по берегам Волги) характеризуются влиянием со стороны Костромщины, выразившимся в культе водоплавающей птицы. Таким образом, для Ярославского Поволжья эти культы были не местными, а приобретенными. Здесь же доминируют верования славянские и скандинавские, ибо Ярославщина с IX столетия была районом интернациональным, форпостом славянской колонизации и дальнейшего освоения славянским населением (с примесью скандинавов и балтов) глубинных регионов северо-востока Суздальского ополья и Костромского Поволжья.
Археологические материалы не позволяют в полной мере представить мир людей эпохи средневековья. Однако отдельные элементы этой сложнейшей мозаики вполне восстановимы и дают возможность надеяться, что новые находки приблизят нас к важной цели — максимально полному познанию истории Древней Руси.
Данные археологии существенно дополняются материалами фольклорными и этнографическими: это и представление о душе умершего в виде птицы, отождествление невесты с образом птицы, оборотничество женщин в птиц и многое другое.
Довольно часто курица и петух являются объектом жертвоприношения. Так, Константин Багрянородный сообщает, что "россы у весьма высокого Дуба приносили в жертву живых птиц". А Лев Диакон пишет, что воины Святослава погружали в струи Дуная младенцев и петухов, по совершении погребения воинов, павших в битве. Обряд этот, вероятно, имел значение жертвоприношения воде. А.С. Фаминцын дополняет данные письменных источников материалом этнографическим: "В Орловской губернии и доныне режут кур под овином 4 сентября, следовательно, при начале молотьбы; в других же местах уцелел обычай резать в овине петуха 1 ноября "12.
Все вышеизложенное говорит в пользу бесспорного, на мой взгляд, заключения, согласно которому культ птицы наряду с культом коня, был важнейшим элементом мировоззрения, в том числе и в рассматриваемом регионе.


1.Фосс М.Е.
Древнейшая история севера Европейской части СССР Ц МИА. М, 1952. N29. С.36; Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского межцуречья // МИА. М, 1961. N94. С. 140.
2.Новицкий Гр. Краткое описание о народе остяцком. СПб. 1884. С.57-58.
3.Горюнова Е.И. Этническая история ... С. 142; См. также: Смирно в В. И. Клады, паны, разбойники // Тр. Костромского научного общества. Кострома, 1921. Вып. XXYI. С. 78.
4.Калевала. Петрозаводск, 1956. С.3-4.
5.Горюнова Е.И. Мерянский могильник на Рыбинском море //КСИИМК. М, 1954. Вып.54. С.157.
Б.Рябинин Е.А. Зооморфные украшения Древней Руси X-XIY вв. // САИ. Л., 1981. Вып. Е1-60. Каталог, N194.
7.Голубева Л.А. Зооморфные украшения финноугров // САИ. М, 1979. Вып.Е1-59. Каталог, N35.
8.Рябинин Е.А. Зооморфные украшения ... Каталог, N112.
9.Малый В.А. Изделия ювелирно -литейного производства // Ярославское Поволжье X-XI вв. М, 1963. С.36-37 Рис. 21-2,7-9
10.Иловайский Д.И. История России. М, 1880. Т.1. 4.2. С.156.
11.Рябинин Е.А. Зооморфные украшения ... С.55.
12.Фаминцын А.С. Божества древних славян. СПб., 1884.С.55.

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру                

Hosted by uCoz