23 Апреля — Юрьев день, Руф

Спонсор странички :

23 апреля

Восход - 6,05

Заход - 20,51

долгота - 14,46

Оглавление:

Краткая энциклопедия славянской мифологии

Энциклопедия суеверий

Быт русского народа

Древняя Русь в лицах

Энциклопедия русских примет

 "Русский народный календарь" издательство "Метафора"  2004

 

 

ЮРЬЕВ ДЕНЬ (весенний и осенний), название церковных праздников, посвященных христианскому святому — Георгию (Егорию, Юрию) Победоносцу. Празднуется 23 апреля ст. ст. (кончина) и 26 ноября ст. ст. (чудо святого Георгия о змее и девице — известный житийный, иконописный, фольклорный и литературный сюжет). В старину к Юрьев дню привязывались основные вехи народного аграрного календаря. В осенний Юрьев день заканчивались все работы, поэтому в этот день происходил расчет по денежной и натуральным повинностям крестьян. К этому дню был приурочен выход крестьян (перемена владельца) в Судебнике 1497 (неделя до и неделя после Юрьева дня). Судебник 1550 подтвердил право крестьян. В 1580-е гг. с введением заповедных лет право выхода было отменено (сначала временно), в 1590-е гг. отдельными законодательными актами запрещение распространялось на другие группы зависимого населения, однако акта, отменяющего право выхода единовременно, видимо, не существовало. В Соборном уложении 1649 запрет был подтвержден.




Краткая энциклопедия славянской мифологии

Георгий Победоносец, Егорий, Юрий - святой великомученик; дни его памяти отмечались дважды в году: 23. IV/6. V — «Юрий вешний», 26.XI/9.XII — «Юрий осенний». Согласно библейской легенде, Георгий родился и вырос в верующей семье и был воспитан в строгом благочестии; поступив на службу в римское войско, Георгий, красивый, мужественный и храбрый в сражениях юноша, был замечен императором и принят в его стражу одним из старших военачальников, когда ему еще не было и 30 лет. Однако, когда император решил дать полную свободу в расправе над христианами, Георгий открыто выступил против его замысла и призвал всех признать истинную веру во Христа. Его пытали, а затем казнили 6 мая (23 апреля) 303 г., после чего он вознесся к Богу и соединился с небесным воинством, став ангелом Господним, одним из самых почитаемых святых. Этому событию и посвящалось празднование «Егория вешнего». День же «Егория холодного» был установлен в честь освящения храма: по преданию, при крещении русскому князю Ярославу Мудрому было дано имя Георгий, в честь Георгия-Победоносца, и в честь своего ангела-хранителя князь выстроил в Киеве храм и мужскую обитель, причем храм был освящен 9 декабря (26 ноября) митрополитом Илларионом. В народе наиболее почитался день Егория вешнего как скотоводческий праздник, день первого выгона скота в поле; однако и день Егория зимнего также отмечался повсеместно, и в древности к нему приурочивался особый обычай: безземельные крестьяне за неделю до этого праздника и спустя неделю после него имели право переходить от одного помещика к другому (но в XVI в. это право было отменено Борисом Годуновым, отчего возникла поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»).
   В народе Георгий почитался как хозяин земли и по¬кровитель скота, повелитель змей и хозяин волков, открывающий весеннюю пору полевых работ («Егорий землю отмыкает, весну начинает»); в некоторых местах Георгия, как и св. Илью, считали повелителем весеннего дождя и грома, хозяина и держателя всех вод. Кроме того, Георгий считался и покровителем «великих строителей русской государственности и русской военной мощи», так как он, согласно легенде, еще при жизни был блистательным полководцем и после смерти соединился с воинством небесным. Он изображался обычно как всадник на серой или белой лошади, с копьем в руках, пронзающим зеленого дракона; это изображение издревле вошло в употребление как герб московского царства.
Юрьев день (Юрий весенний) у южных и восточных славян был основным скотоводческим праздником года. В этот день первый раз выгоняли скот в поле, и, соответственно, многочисленные обряды и магические действия, совершавшиеся в этот день, были направлены на то, чтобы обеспечить благополучие скота во время летнего выпаса, способствовать его плодовитости, защитить скот от всякой беды и напасти; многие из этих обрядов сопровождались молитвами и жертвами святому Георгию.
   Так, например, многие обряды, совершавшиеся в этот день и касавшиеся Георгия, были связаны с волками и гадами, угрожающими скоту во время летнего выпаса. Очевидно, такие представления были связаны с убеждением, что все гады и волки, да и вообще все дикие звери подчиняются Егорию. Власть Георгия над гадами, в первую очередь, над змеями, объяснялась, очевидно, легендой о победе Георгия над Змеем. Так, по библейскому преданию, близ ливанских гор находилось некогда большое озеро, в котором жил громадный змей, пожирающий людей; для того, чтобы откупиться от него, жители этих мест каждый день по жребию отдавали змею в пищу своих детей. И вот однажды в пищу змею была отдана единственная дочь царя тех мест: ее отвели к озеру и оставили там ожидать, когда из озера появится змей. Но в это время к озеру подъехал святой Георгий с копьем в руке, и, осенив себя крестным знамением, со словами: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», бросился на змея, пронзил ему гортань копьем и потоптал его конем. Затем он велел девушке связать змея поясом и, как пса, вести в город; жители разбегались в страхе, но Георгий сказал им: «Не бойтесь, но уповайте на Господа Иисуса Христа и веруйте в Него, ибо это Он послал меня к вам, чтобы спасти вас». Затем Георгий убил змея мечом, а жители сожгли тело змея за городом, и многие из язычников в этот день уверовали в Христа и крестились. Очевидно, в связи с этой легендой у крестьян принято было в молитвах просить Георгия, чтобы он уберег скот и людей от укушения змей, ядовитых насекомых и прочих гадов; с этим же поверьем был, судя по всему, связан и рассказ о том, как св. Егорий приказал змее больно ужалить того пастуха, который продал овцу бедной вдовы, а в свое оправдание сослался на волка (когда виновный раскаялся, св.  Георгий явился к нему, обличил во лжи, но возвратил ему жизнь и здоровье).
   Власть Георгия над волками и зверями вообще («Всяк зверь у Егория под рукой») объяснялась в народе другой легендой: однажды на св. Георгия напал волк, который вцепился зубами в ногу его коня; Георгий поразил волка своим копьем, но раненый волк заговорил человеческим голосом: «За что ты меня бьешь, коли я есть хочу?»; Георгий же ответил ему: «Хочешь ты есть — спроси у меня. Вон возьми ту лошадь, ее хватит тебе на два дня». Очевидно, в связи с этой легендой и появилось поверье, что святой Георгий указывает диким зверям, какую скотину можно съесть. Так, считалось, что любая скотина, все равно, зарезанная ли волками или унесенная медведем, была выбрана Георгием как жертва; при этом крестьяне верили, что если Георгий и обрекает скотину на съедение, то всегда делает это так, чтобы человек не увидел и чтобы обреченное животное само покорно шло навстречу врагу и беззащитно останавливалось перед ним, как бы в столбняке (ср. поговорку: «Что у волка в зубах, то Егорий дал»).
В связи со всеми этими представлениями, каждый скотовод в Юрьев день стремился задобрить волков и Георгия, откупиться от них, принеся какую-либо жертву. Так, с этой целью во многих местах старший в семье в день первого выгона скота до зари ходил на луг и «выкликал волка», спрашивая его: «Волк, волк, скажи, какую животину облюбуешь, на какую от Егория тебе наказ вышел?»; после этого он хватал в овчарне первую попавшуюся овцу и закалывал ее, кидая в поле ноги и голову. В других местах ходили «окликать Егорья»:

«Мы вокруг поля ходили, /

Егорья окликали, /

Макарья величали, /

Егорий ты наш храбрый, /

Макарий преподобный! /

Ты спаси нашу скотинку /

В поле и за полем, /

В лесу и за лесом, /

Под светлым под месяцем, /

Под красным солнышком, /

От волка от хищного, /

От медведя лютого, /

От зверя лукавого!»


   Схожие жертвоприношения, посвящавшиеся самому св. Георгию или его «подчиненным» волкам, совершались во многих местах. Так, в Болгарии на Юрьев день приносили в жертву св. Георгию «агнца» — первого родившегося в отаре ягненка, как правило, белого; ему на голову надевали венок, а на правом рожке закрепляли свечу, затем старший в доме окуривал ягненка ладаном и закалывал под фруктовым деревом (или в наиболее священных частях жилища — у очага, восточной стены) так, чтобы ни капли крови не попало на землю; этой кровью, собранной в особый сосуд, потом накладывали маленьким детям кресты на лбу, щеках и на подбородке, чтобы были здоровы, а также использовали эту кровь в качестве лекарства и т.п. После жертвоприношения мясо ягненка жарили и съедали с молитвой на общей трапезе, кости же его зарывали в землю, в поля для защиты урожая от града и пр.
   Перед первым выгоном скота в поле хозяин с хозяйкой зажигали перед иконами «страстную» свечу, стол накрывали чистой скатертью, клали на нее целый круглый хлеб, ставили на стол полную солонку соли и молились Богу; потом хозяин брал икону святого Георгия и страстную свечу, а хозяйка — хлеб с солью, они обходили на дворе кругом весь свой скот, приговаривая: «Святой Егорий-батюшка, сдаем тебе на руки всю скотинку и просим тебя: сохрани ее от зверя лютого, от человека лихого!» Затем замок и ключ клали на землю под ворота («Чтобы пасть звериная была так крепко заперта, как запирается замок на ключ!»), а икону ставили над воротами, и только после этого выгоняли скотину на выпас. При этом скотину старались обычно выгнать как можно раньше, до восхода солнца, на «Юрьеву росу». Эта роса в народных представлениях наделялась чудесной силой: считалось, что скот, если выгнать его на эту росу, не будет болеть, а коровы станут давать больше молока.
   Подобные обычаи приурочивались к этому дню даже в северных лесных местностях, где первый выгон скота совершался позднее: в этих местах в Юрьев день устраивался обрядовый «обход» скота. Так, например, в некоторых губерниях лесного севера хозяева в Юрьев день обходили с образом Победоносца Георгия всю домашнюю скотину, собранную в кучу на дворе, а затем сгоняли ее в общее стадо, собиравшееся обычно у часовен, где служился водосвятный молебен, после которого все стадо окроплялось освященной водой. После этого стадо выгоняли за околицу, какова бы ни была в этот день погода; при этом хозяйки гнали скот освященной в неделю Ваий вербой и провожали стадо с хлебом и солью.
   Пастух, принимая стадо, в свою очередь делал свой обход стада с «отпуском» и т.п. Впрочем, в тех местах, где скот отпускали на выпас без пастухов, подобный обрядовый обход совершали сами хозяева. Так, в старой Новгородчине хозяин в Юрьев день рано утром приготовлял для своей скотины пирог с запеченным в нем целым яйцом, и еще до солнечного восхода клал этот пирог в решето, брал икону, зажигал восковую свечу, опоясывался кушаком, затыкая за него спереди вербу, а сзади топор. Затем он у себя на дворе обходил скот по солнцу три раза, а хозяйка подкуривала из горшочка с угольев ладаном и поглядывала, чтобы все двери в это время были заперты. Пирог разламывался на столько частей, чтобы каждой скотине досталось по куску, а верба затыкалась под стреху. В некоторых местах, в придачу к этому, придерживались еще и такого обычая: накануне Егорья убирали куда-нибудь все гребни, щетки и ножницы, а в воротах на землю клали шерстяной пояс, клещи и крюк, иногда шейный крест или топор и нож, после чего выгоняли скотину на улицу.
   Во многих местах для защиты от волков принято было на Юрья ставить в церкви к образу Георгия свечки: по поверью, у того, кто этого не сделал, Егорий возьмет скотину «волку на зубы». При этом, однако, Георгий повсеместно считался милостивым святым: по поверьям, он покровительствует скоту и скотоводам, и, если его почитать и совершать должные обряды, он убережет коров и проч. от всякой напасти. Так, практически повсюду были известны предания о св. Георгии примерно следующего содержания: «Однажды некий крестьянин пахал на своем воле. Старый вол надорвался и пал. Хозяин сел на меже и горько заплакал. На тот час подходит к нему юноша с вопросом: «О чем, мужичок, плачешь?» — «Был у меня, — отвечает мужик, — один вол-кормилец, да Господь наказал меня за грехи мои, а другого вола, при бедности своей, я купить не в силах». «Не плачь, — успокоил его юноша, — Господь услышал твои молитвы. Захвати с собою «оброт» (недоуздок), бери того вола, который первый попадется на глаза, и впрягай его пахать — этот вол твой». — «А ты чей?» — спросил его мужик. — «Я Егорий Страстотерпец», — сказал юноша и скрылся».
   В некоторых местах Егорий почитался и как покровитель лошадей. Так, в его день принято было устраивать т.н. «конские праздники», когда на лошадях не работали, а мыли их, купали, хорошо кормили и т.д. В день осеннего Егория во многих местах пекли печенье «кони», которое молодые люди собирали с каждого двора и несли в поле, где оставляли со словами: «Егорий милостивый, не бей нашу скотину и не ешь. Вот мы тебе принесли коней!»; кроме того, таким печеньем или крестами, испеченными на Крещение, кормили лошадей.
   Как скотоводческий праздник, время первого выгона скота в поле, Юрьев день, естественно, считался и праздником пастухов, которых в этот день всячески чествовали и готовили им угощение — яичницу. При этом приготовление яичницы иногда превращалось в особый обряд, цель которого состояла в том, чтобы «зверь не увидел и не коснулся скотинки», чтобы «у зверя не разомкнулись зубы» и т.д. Пастухи в этот день участвовали и в других обрядах: они совершали обрядовый обход стада, готовили «отпуск», заключали договор с лешим, молились святому Георгию и т.д.
   Согласно народным поверьям, Егорию еще в незапамятные времена были доверены ключи от неба, и он каждую весну отпирает его, предоставляя силу солнцу и волю звездам («Егорий весну начинает, Илья лето кончает»). Вероятно, в связи с этим поверьем Егорий и считался покровителем полей и плодов земных. Так, например, на Украине и в Белоруссии в Юрьев день совершались обрядовые выходы в поле с целью осмотра посевов. Во время этих выходов совершали молебны с водосвятием, а также устраивали трапезу на поле, закапывали в посевы остатки освященной пасхальной пищи для того, чтобы уберечь поля от града и непогоды; кувыркались и перекатывались по зеленеющим всходам, чтобы обеспечить хороший урожай, и т.д. В некоторых местах существовал даже специальный обряд, приуроченный именно к дню весеннего Егория и заключавшийся в том, что наиболее смазливого парня в деревне наряжали «Юрием»: его украшали всякой зеленью, клали ему на голову круглый пирог, убранный цветами, а затем, в сопровождении целого хоровода парней и девушек, вели в поле, где трижды обходили засеянные полосы, а потом разводили костер, делили и съедали обрядовый пирог и «окликали Юрья», т.е. пели в честь святого старинную священную песню-молитву:

«Юрий, вставай рано —

отмыкай землю,

выпускай росу на теплое лето,

на буйное жито —

на ядренистое, на колосистое» и т.д.


   В некоторых местах ко дню Георгия приурочивался особый «пивной» праздник. Еще задолго до этого дня крестьяне начинали варить пиво, и едва ли не каждый хозяин принимался прикидывать, «сколько выйдет ушатов пива, сколько сделать «жиделя» (пива низшего сорта), как бы не было «нетечи» (когда сусло не бежит из чана)», и т.д. Бабы к этому празднику пекли, варили и «обихоживали» (мыли) избы, а девицы готовили свои «баенны» (наряды). Когда заканчивалась готовка пива, к каждому родственнику в деревне приносили бурак или «буртас» (ведро из бересты) и приглашали «гостить о празднике». Сам же праздник начинался с того, что каждый большак-хозяин нес в церковь сусло, которое на этот случай именовалось «кануном»; его на время обедни ставили перед иконой св. Георгия, а после обедни жертвовали причту. Первый день пировали обычно у церковников, а потом шли пить по домам прихожан; либо (в других губерниях) в первый день угощались сами домашние, на второй день угощали родных, а на третий — сосед соседа. В некоторых деревнях принято было ходить всем ко всем, и крестьяне, таким образом, бродили из дома в дом, из одной деревни в другую; при этом хорошего гостя водили прямо на погреб к самому чану и позволяли пить, сколько сможет, лишь бы потом сумел сам вылезти.



Энциклопедия суеверий

   ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ*
   Праздник Св. Егория (варианты имени — Георгий, Юрий) — 6 мая. По преданию, Св. Георгий пронзил копьем зеленого дракона (змия) [1] — "изображение, издревле вошедшее в употребление как герб московского царства" [2].
   Св. Георгий повсеместно в России считался покровителем домашнего скота — именно к нему обращались с просьбой защитить стадо во время пастьбы, у него просили исцеления в случае заболевания животных и т. д.
   "Иногда в более теплых местах [Егорьев день — 6 мая] ... совпадает с "выгоном" скота в поле, в суровых же лесных губерниях это только "обход скота"... Обряд "обхода" совершается одинаково и заключается, главным образом, в том, что хозяева обходят с образом Св. Победоносца-Георгия всю домашнюю скотину, собранную в кучу на своем дворе, а затем сгоняют ее в общее стадо, собранное у часовен, где служится водосвятный молебен, после которого всё стадо окропляется святою водою и гонится за околицу, какова бы ни была в тот день погода... В старой Новгородчине (в Череповецком, Боровическом и др. уездах), где иногда скот пасется без пастухов, "обходят" сами хозяева с соблюдением древних обычаев. Хозяин для скотины своей рано утром приготовляет пирог с запеченным туда целым яйцом. Еще до солнечного восхода он кладет пирог в решето, берет икону, зажигает восковую свечу, опоясывается кушаком, затыкая спереди за него вербу, а сзади — топор. В таком наряде у себя на дворе хозяин обходит скот по солнцу три раза, а хозяйка (в Уломе) подкуривает из горшочка с горячих угольев ладаном и поглядывает, чтобы двери на этот раз были все заперты. Пирог разламывается на столько частей, сколько в хозяйстве голов скота, и каждой дается по куску1}, а верба, судя по принятому обычаю той местности, либо бросается на воду речки, чтобы уплыла, либо втыкается под стреху* (верба спасает во время грозы от молнии). Белозерцы придерживаются еще таких обычаев, что накануне Егорья убирают с глаз долой гребни, щетки и ножницы и (в Марковской волости) кладут в воротах, на землю, шерстяной пояс, клещи и крюк, иногда шейный крест или топор и нож и выгоняют (как вологжане) скотину на улицу, а потом опять к ряду же и загоняют" [3].
   "6 мая ... во многих деревнях русско-белорусского пограничья до сих пор отмечают древний скотоводческий праздник — день первого выгона коров на пастбище...
Встают в этот день раньше обычного, долго молятся в переднем углу, произнося тексты воскресных молитв. Затем каждая семья, выведя свою скотинку во двор, трижды обходит ее против часовой стрелки — посолонь ("по солнцу — по-другому нельзя"). Во время обхода несут в руках икону, горящую свечу, хлеб, соль, жито, крашеные яйца, сковородку с яичницей, нож, кнут. Солью или зерном "обсыпают корову" — перебрасывают через нее горсти с четырех сторон, как бы рисуя в воздухе крест; яйца так же, крестом, подкатывают под корову; ножом с четырех сторон вырезают на земле кресты — "хрестом, хлебом и яйцом благославляем". Произносят во время обхода "наговорные стишки" — заклинания, обращенные к Святому Егорию или нечистой силе (ведьме, колдуну, домовому, лешему), к самим коровам или "дикому зверю".
   После совершения дворовых обрядов весь домашний скот сгоняют в общее  стадо на Егорьевское поле, где многие поколения крестьян праздновали Первый выгон. Там трижды с песнями обходят стадо, а затем, расстелив на земле скатерть, устраивают общую закуску. Возвращаясь с поля домой, обязательно приплясывают — топчут росу, Юруют: "прыгаем, скачем на поле, чтоб коровы з быкам так плясали" и "чтоб хорошая трава скорей выросла" [4].
   "В глухой черноземной полосе (Орловской губ.) верят в Юрьеву росу, т. е. стараются в Юрьев день возможно раньше, до восхода солнца, когда еще не высохла роса, выгнать скот со двора, особенно коров, чтобы они не болели и больше давали молока" [5].
Существует и противоположное мнение. Так, "между знахарками и колдуньями есть тайное предание, что ранняя юрьевская роса бывает чрезвычайно вредна для животных. Для этого самого они выходят на поле сбирать росу. Сбор росы производят напитыванием холстины в утренней росе. По их приметам, Юрьевская роса сушит рогатый скот, у коров отнимает молоко, телят ослепляет. Стоит только этой холстиной покрыть рогатый скот, и тогда все беды польются на них рекой. Одно только может не вредить скотине — если поселяне выгоняют ее на Юрьев день вербой" [6].
В некоторых местах России еще в начале нашего столетия сохранялись "следы почитания Егорья как покровителя полей и плодов земных. Крепка уверенность в том, что Егорью были даны ключи от неба, и он отпирает его, предоставляя силу солнцу и волю звездам. Многие еще заказывают обедни и молебны Святому, испрашивая у него благословения нивам и огородам" [7]. Так, "в Тульской губернии выходят на засеянные поля служить молебны с водоосвящением, окропляют нивы Св. водой. После сего мужчины и женщины катаются по полям, в надежде быть сильными и здоровыми, как Юрьева роса" [8].
   Помимо поверий, повествующих о Св. Георгии как о покровителе домашнего скота и полей, Егорий Храбрый в русской народной традиции известен и как хозяин всех лесных зверей, особенно волков. Согласно легенде, Св. Егорий поразил копьем "волка, который выбежал ему навстречу и вцепился зубами в ногу его белого коня. Раненый волк заговорил человеческим голосом: "За что ты меня бьешь, коли я есть хочу?" — "Хочешь ты есть, спроси у меня. Вон возьми ту лошадь; ее хватит тебе на два дня". Легенда эта укрепляет в народе верование, что всякая зарезанная волком или задавленная и унесенная медведем скотина обречена им, как жертва, Егорием — ведомым начальником и повелителем всех лесных зверей. Эта же легенда свидетельствует, что Егорий умеет говорить с зверями людским языком, что он, если обречет на съедение корову, овцу или лошадь, то всегда сделает так, что человек этого не увидит, и обреченная сама идет навстречу врагу и беззащитно останавливается перед ним как бы в столбняке2)" [9].
   В Орловской губ. "верят, что свечки, поставленные в церкви к Егорьеву образу, спасают от волков; кто забыл поставить, у того Егорий возьмет скотину "волку на зубы" [10].
Сюжет приведенной ниже легенды как раз посвящен Св. Егорию — покровителю волков.
   "Ехал раз мужик лесом. Дело днем было, летом; только вдруг видит: на овцу волк кинулся. Овца испугалась, кинулась под телегу; волк испугался, убежал. Мужик взял овцу и повез с собой; проехал сажен пять от того места, стало ни зги не видно — темная ночь. Он диву дался. Ехал, ехал и сам не знает куда, вдруг видит огонек. "А, — думает, — это видно гуртовщики; хоть у них спрошу куда ехать". Подъезжает и видит — костер разложен, а кругом волки сидят и с ними сам Егорий Храбрый; а один волк сидит в сторонке да зубами щелкает. Говорит мужик, что мол так и так, заплутался, не знаю, где дорогу найти. Егорий ему и говорит: "Зачем, — говорит, — у волка овцу отнял?" — "Да она, — говорит мужик, — ко мне бросилась; мне ее жаль стало". — "А чем же волки-то кормиться будут? Вот эти, видишь, сытые лежат, а этот голодный, зубами щелкает. Я их кормлю; все довольны, только один жалуется. Брось ему овцу, тогда укажу дорогу. Ведь эта овца была волку обречена, так чего ты ее отнял?" Мужик взял и бросил волкам овцу. Как только бросил, стал опять ясный день и дорогу домой нашел" [11].
В ряде народных легенд Егорий Храбрый сам оборачивается волком.
   "Егорьев день вместе с тем и пастуший праздник, когда сберегатели стад дают твердое обещание во все время пастьбы не стричь волос своих на голове, чтобы отвлекать от стада волков" [12]. В Калужской обл. и сегодня в день первого выгона скота "пастуху вынос делают — хлеб, соль, сало, рубль денег, яйца" [13].
   "На Юрья коней крестами кормят, испеченными в Крещенье. На Юрья роса — и не надо коням овса. На Юрья дождь — скоту легкий год. На Юрья снег (крупа) — урожай на гречу; на Юрья дождь — гречи род.
   На Юрья пастуха окачивают, чтобы во все лето не дремал. В поле стадо сгонять и Егорья окликать: "Храбрый ты наш Егорий, ты спаси нашу скотину!"
Юрьева роса от сглаза, от семи недугов".
[В некоторых местах России] "на Егорья запахивают пашню.
   Под Егорья, вешнего (шерстяного) не работают, чтоб волк овец не поел. На Юрья Св. Егорий разъезжает по лесам на белом коне и раздает зверям наказы. Все звери (Вся живая тварь) у Егорья под рукой.
   Кукушка до Егорья [кукует] — к неурожаю, падежу скота" [14].
"Наблюдательные поселяне говорят: "Егорий — с теплом, а Никола [19 декабря] — с кормом [т. е. будет достаточно сена]. -- Сей рассаду до Егорья, будет щей вдоволь. — Коли на Егорьев день мороз, то и под кустом овес. — Коли на Егорьев день лист в полушку, на Ильин день [2 августа] клади хлеб в кладушку. - Пришел бы на Егорий мороз, а то будет просо и овес. — Коли весенний Егорий с кормом, то Никола осенний будет с мостом [т. е. к 19 декабря замерзнут дороги и можно будет ездить на санях] [15].

   Св. Георгий побивает дракона. Русский Север. Под влиянием Новгородской школы. Вторая половина XVI в.
"Браниться в Егорьев день не советуют по тому поверью, что того убьет громом" [16].
1) Вологжане (кадниковские) кусочки этого хлеба уносят на село и после обедни раздают нищей братии: иным в одно это утро Егорьева дня удается собрать таких кусочков целый мешок. — Прим. СВ. Максимова.
2) Отсюда повсеместная поговорка-примета: "что у волка в зубах, то Егорий дал". — Прим. СВ. Максимова.



Быт русского народа

   ЗНАЧЕНИЕ ГЕОРГИЯ И ЕГО ПОДВИГ
   Празднование Юрьева дня совершается два раза в году: весною, апреля 23, и осенью, ноября 26.
   Св. Юрий, соделавшись предметом празднования церкви и граждан, находится в особом уважении между земледельцами.
Св. великомученик Георгий, уроженец каподокиискии (живший в конце III века по Р. X.), считается покровителем стад и земледелия. Само греческое слово георгдс, гедргиос означает земледельца. Святой Георгий обыкновенно представляется на белом коне, поражающий копьем дракона, потому что ему приписывают спасение девицы от дракона в ливийских степях, которая была принесена ему в жертву; но Георгий поразил его копьем в то время, когда он разинул чудовищную пасть и готовился проглотить ее.
   Дракон есть таинственное значение: под ним разумеют сокрушение языческого служения, на развалинах коего возродилась христианская церковь. В старославянской легенде подтверждается это самое значение:
   Свати Ири (Юрий) знамена Христа Спасителя,
А драк сатана, злего непрителе;
Панна цирков святу знамена;
Ктера есть крови Христову выкупна".
   Победоносец Георгий в большом уважении у русских и грузинских земледельцев. Греки, итальянцы, французы, немцы и англичане равно чтут праздник Георгия. В России он украшает еще государственный герб и есть один из важнейших военных орденов; его изображение выбивают с государственным гербом на деньгах. Древние московские деньги выбивались преимущественно сначала с изображением одного Георгия-победоносца, впоследствии присоединили к нему греческий герб: черного двуглавого орла (в конце XV века), и наконец Император Петр I, украсив его знаками андреевского ордена, образовал Императорский герб.
   ДРЕВНИЕ НАЗВАНИЯ ГЕОРГИЯ И ОБРЯДНЫЕ ОТПРАВЛЕНИЯ
   Юрий, Гюрги и Гюргий употреблялися издревле у наших предков вместо Георгий, а в Малороссии Юрко, в Червонной России Ирьи.
Греки ознаменовывали Юрьев день пастушеским празднеством. Там земледельческие семейства закалывали для пиршества новорожденного из животных и потом выгоняли скот на пастбище. На поле предавались веселию и простодушно верили, что св. Георгий есть покровитель скота и надежнейший предохранитель от всякой заразы, падежа и похищения от хищных зверей.
В Исландии и Финляндии поселяне празднуют Юрьев день со многими языческими обрядами: мужчины поют песни, а женщины поливают молоком освященные деревья.
В Сербии купаются до восхождения солнца и выгоняют в поле скот освященною вербой. Девицы молят св. Георгия о даровании им женихов.
   В Сербии, Иллирии и Черногории поют еще молебны у колодцев, кропят святой водою скот и выгоняют его в поле, как в России, святою вербой. Карпатороссы выгоняют скот на Юрьеву росу в том предубеждении, что после этого ведьмы никакой не будут иметь над ними силы и не будут портить скот**.


* Коллар «Собр. червоннорусских песен».
" «Север, арх. 1825 г.», № 14, с. 114 и № 15, с. 221.


   В Булгарии каждое семейство зарезает молодого ягненка и кровью его, которая не должна пасть на землю, помазывают крестообразно лоб, щеки и подбородок детей; потом, когда его сжарят, тогда священник совершает молебен и благословляет есть. Ему отдается лопатка ягненка и шкура. Оставшиеся косточки от съеденного ягненка зарывают в землю. В Боснии, Герцоговине и в некоторых местах турецкой славянщины также жарят ягненка. В красной России пастухи встречают Юрьев день с песнями, варят в поле молочную кашу и молят св. Георгия о предохранении скота от всякого несчастия. В черной России делают земледельцы разные семейные пирушки, а девушки поют песни. После пира ездят мужчины на лошадях, думая, что св. Георгий разделяет с ними это удовольствие как защитник всякого скота и не допустит нечистую силу портить его. Там думают еще, что демон седлает ночью тех лошадей, которые не объезжены в Юрьев день, и ездит на них до полуночи или до пения первых петухов. В Белоруссии доныне говорят: «Св. Юрий пасет коров, а Никола коней». Там рано поутру выгоняют скот на траву, стараясь захватить росу: от нее скот делается здоровым. За свое усердие пастухи получают от хозяев пироги, разное печеное, яйца и молоко. Хозяин уверен, что скот, выгнанный на Юрьеву росу, принимается под защиту св. Георгия.
   В Малороссии рано поутру выгоняют пастухи скот освященной вербою. В иных местах собирают хозяева скот в одно место и отправляют молебен; священник окропляет водою и просит благословения Божьего, хозяева дарят пастухов паляницами (гречневым хлебом), печенными с творогом; яйцами и разным жарким и просят их беречь скот, поручая между тем особенному покровительству св. Георгия. В других местах втыкают в коровьих стойлах прутики свяченой вербы и страстные свечи, в том предубеждении, что они отгоняют нечистую силу и ведьм, которые очень портят рогатый скот. Этого еще мало: окропляют сами стойла святой водою и накуривают ладаном, чтобы оборотни, которые боятся ладана, не скрывались в хлевах и загонах. В некоторых местах Малороссии, когда хлеб поднимется довольно высоко на засеянных полях, приписывая это влиянию Юрки, тогда служат на полях молебны и окропляют поля святою водой. Там думают, что знахари и ведьмы, которые на заре Юрьева дня нарочно выходят в поле, расстилают по росе холст и набрасывают его на рогатый скот, отчего он делается недойным и тощим. Еще господствует мнение, что знахари и ведьмы, превращаясь в разные виды животных: телят, собак, кошек и пр., сами высасывают у коров молоко. Юрьев день в таком уважении, что поселяне не смеют выгнать в поле скот, не совершив обычных молений.
   Во всей России Юрьев день есть пастушеский и земледельческий праздник, и повсюду совершают молебны, которые заключаются семейным угощением. Водка, пироги и яйца составляют непременное кушанье, кроме других яств, кои приготовляются по произволу и состоянию хозяев. После Юрьева дня поселяне принимаются сеять рожь, ячмень и овес, и вообще это время есть начало, а осенний Юрий конец всем полевым работам.
   Во Франции и некоторых местах Германии оканчивается работа в сентябре. Собирание винограда составляет там земледельческий праздник, как наш Юрьев день или как рубка и сечение капусты, сопровождаемое особого рода веселием: девицы ходят тогда в праздничных нарядах по домам и поют песни. Домохозяева угощают пирогами с капустою и яйцами. В Олонецкой губернии мальчики отправляются верхом на палочке и с колокольчиком в руке под окна избы и звенят; позвенев несколько, отправляются к другой избе и т. д., чтобы поздравить с Юрьевым днем. Скот не выгоняют в этот день по причине глубоких снегов в поле. 

   ИЗМЕНЕНИЕ ЮРЬЕВСКИХ ОБЫЧАЕВ
   Не везде Юрьев день сопровождается сходными между собою обычаями. В Смоленске жители выходят за город и прогуливаются на горе; в Тульской губернии служат молебен у колодцев, окропляют скот св. водою и выгоняют его в поле освященной вербою. В Мурманском уезде (Владимир¬ской губ.) ставили образа и свечи вокруг пашни с пением.
Воскликнемте, братцы! Святую куралесу. Дай же, Боже, нам Ячмень усатый, Пшеничку колосисту.
   В других местах Юрьев день известен под именем теплого, двенадцати морозов, с водой, с кормом. Оттого говорят: «Георгий везет корм в тороках, а Николай возом». Вообще замечают, если в день Георгия идет дождь, то весь год пойдет скот хорошо, т. е. не будет на него падежа. В подмосковных губерниях говорят поныне: «Егорий с теплом, а Никола с кормом»; или: «Егорий приходит с двенадцатью морозами, а отходит с теплом». У двинских и волжских жителей: «Егорий с водой, а Никола с травой». Или: «Егорий с мостом, а Никола с гвоздем». Здесь разумеется
праздник св. Николая (дек. 6.), а потому говорят еще о зимнем пути: либо неделю не доедешь до Благовещения, либо неделю переедешь. В Рязанской и Тамбовской губерниях: «Егорий с кормом, а Никола с мостом»; в Тульской и Орловской губерниях: «Егорий с полувозом, а Никола с целым возом». В некоторых уездах Костромской губернии: «В поле стадо сгонять и Егорья окликать». Окликанье производится песнею:
   Мы вокруг поля ходили, Егорья окликали, Макарья величали. Егорий ты наш храбрый! Макарий преподобный! Ты спаси нашу скотину В поле и за полем, В лесу и за лесом, Под светлым месяцем, Под красным солнышком, От волка хищного, От медведя лютого, От зверя лукавого*.
Причитания к имени Георгия произошли, без сомнения, от земледельческой поры, к коей приноровлены полевые работы. За несколько недель до Юрьева дня поля зеленеют быстро, трава растет скоро, и к Егорию она уже готова для скота. С Николы трава идет на сенокос, и потом начинается свозка и уборка разного рода трав и хлебного посева.
   В Сибири бывает у рыбаков Юровой праздник в конце октября, когда рыбаки отправляются по реке Иртышу для ловли красной рыбы**.
   В австрийской Галиции существуют грегорианки для детей деревенских. В день св. Юрия родители отдадут их в училище, посему они называются грегорианками. Ученики, собравшиеся в день св. Юрия, предаются разным забавам и шуткам. Одного из своих товарищей они делают бакалавром и, опоясав его веревочкой с нанизанными на ней баранками, бегают за ним и рвут на нем баранки.
Старый грегорианка угощает нового, налив пива и накрошив туда баранок. Когда все съедят, тогда он приносит гарнец воды, смешанной с толченым кирпичом, и обливает сидящих, а сам между тем убегает. Они гоняются за ним, крича, что он разлил школьный мед, и поют: «Gre-gre-gre gory, pojdzcie dzieci do szkory».
В прежнее время ученики спускали петухов для драки


* Снегир. «Русск. простонар. праздники», вып. III, с. 74—76; вып. IV, с. 196.
*' «Письм. русск. офицера», с. 4—5, изд. 1827 г.

и из своей среды избирали еше короля, которого, нарядив в шутовское платье, водили по разным местам. Ныне ходят ученики от избы к избе и поют юрьевские песни...*
   ЮРЬЕВЫ СРОКИ И НЕКОТОРЫЕ ПОВЕРЬЯ
   Св. Георгий в России призывается простолюдинами на помощь во всех работах. Юрьев день, освященный благоговением народа, замечателен еще и тем, что в прежние времена наши предки совершали сроки два раза в год: в весенний и осенний Юрий, на переход поселян от одного владельца к другому, пока Борис Годунов не сделал их крепостными. Переходные поселяне, не думая никогда сделаться крепостными, были чрезмерно изумлены, когда объявили им за несколько времени до Юрьева дня, что они должны оставаться на землях тех владельцев, на коих жили; что впредь они не смеют переходить с места на место и остаются крепостными за помещиками. Они увидели, что Юрьев день уже не существуют для них; что Юрьев день уже не тот для них, что прежде; что Юрьев день истреблен навсегда. Эти чувствования горести невольно родили восклицание: «Вот тебе и Юрьев день!»
   Некоторые думают, что в Юрьев день свистит рак, а потому, если хотят выразить что-либо трудное и продолжительное, то говорят: «Дожидайся Юрьева дня, пока рак свистнет». Замечают еще, что если в Юрьев день березовый лист с полушку, то к Успеньеву дню соберут хлеб с кадушку. Некоторые приписывают Георгию Победоносцу такое же карание дьявола, какое пророку Илии, а именно: гроза с молниею бывает оттого, что святой Георгий Победоносец борется с чертом. Разъезжая на своей колеснице, он бьет черта с небесной высоты громом и молниею. Дьявол тогда бегает шибко по земле, так шибко, что пущенная самой сильною рукою стрела из лука не сравняется в быстроте с его беганьем. Он принимает образ человека, иногда четвероногого животного или птицы, и в то время отыскивает повсюду человека, который бы думал о чем-нибудь грешном, поэтому, когда гремит гроза с молниею, надобно кинуть все дурные мысли, думать об одном Боге и Ему молиться, чтобы Он не допустил до греховных помыслов. Кто же подумает об обиде ближнему или о согрешении, в того влетит бес, и Георгий, преследуя его громом, убивает человека, в душе коего поселился нечистый.


   * Здесь и далее по техническим причинам сделаны небольшие сокращения.


   В Малороссии употреблялись Юрьевы сроки, торги и разные сделки, посему вошло в поговорку: «От тоби бабо и Юрьев день!» Но эта поговорка обратилась потом к такому предмету, который требовал выполнения к сроку и не был выполнен. В России ныне говорят в таком же самом смысле: «Вот тебе и Юрьев день». У сербов, иллирийцев, босняков, герцеговинцев и булгар дни св. Юрия также были срочными. Австрийская императрица Мария Терезия утвердила переход поселян (в конце XVIII века) от одного владельца к другому.


Древняя Русь в лицах

   Святой Георгий

   Подобно другим святым, чтимым Русской Православной Церковью, он пришел на Русь из Греции и очень быстро стал «своим». Среди православных святых он — один из самых многозначных, и у каждого его образа есть особые свойства и предназначения. Один образ Георгия Победоносца — змееборец и христолюбивый воин. Этот Георгий (часто в русском народном обиходе он назывался Егорий Храбрый (Хоробрый)) сошел со страниц «Жития о чуде со змием» и получил на Руси всенародную известность благодаря русским обработкам «Жития», иконам на тот же сюжет и духовному стиху о подвиге Егория. Было известно несколько версий истории о «чуде со змием», но суть их, в общем, одна. Жители одного греческого города вынуждены были приносить человеческие жертвы поселившемуся невдалеке от города змею. Дошел черед до царской дочери. Воин Георгий, оказавшийся у города, спас девушку. Будучи убежденным христианином, он победил змея с помощью божеского заклятия, и змей покорно стал лизать ему ноги. Город и его правители — язычники, и поэтому Георгий выступил против змея лишь получив согласие горожан принять крещение. Самое раннее живописное изображение «Чуда Георгия о змие» сохранилось на стене Георгиевской церкви в Старой Ладоге (80-е годы XII века): Георгий на коне сопровождает царевну Елизавету, а та мирно ведет покорившегося змея, обвязав вокруг его рога свой пояс. Известны также иконы, на которых Георгий укрощает змея. Но в древнерусских церквах преобладали иконы, изображавшие, как Георгий поражает змея копьем. Они очень красочны. На новгородской иконе конца XIV века (хранится в Русском музее)


Чудо Георгия о змие. Фреска церкви Георгия в Старой Ладоге, XII в.

   Георгий сидит на белоснежном коне, который словно несется в неудержимом полете. Быстроту движения подчеркивает развевающийся за спиной воина зеленый плащ. На Георгии синий кафтан и поверх него — красно-оранжевая кольчуга; его гибкая фигура напряжена, он натянул поводья. Вокруг головы Георгия белый нимб — знак святости. Правая рука откинута назад, и мощным ударом он вонзает копье в пасть змея. Животное извивается под ногами коня; слева — черная дыра пещеры, из которой змей только что выполз. В разных иконах появляются свои детали, в которых развиваются и осложняются подробности содержания «Чуда». На новгородской иконе первой половины XV века (хранится в Третьяковской галерее) — фон желтый, а на нем выделяется алый, подобный клубящемуся огню, плащ святого, а под всадником — сияющий белизной конь, символ праведности.
   Георгий повернулся, чтобы вонзить копье в змея. Иногда изображаются еще царевна, ее родители, толпа горожан, а в правом верхнем углу иконы — благословляющая десница Господня: этим подчеркивается, что подвиг Георгия совершен силою Божией, праведной. Еще один образ святого Георгия — великомученик. О страданиях Георгия за веру подробно рассказало «Житие» — оно также было хорошо известно на Руси. Сын знатных родителей, юный воин Георгий, уроженец Каппадокии (в Малой Азии), выступил на защиту христиан от гонений со стороны императора Диоклетиана (конец III — начало IV века). Когда император убедился, что Георгия невозможно уговорить вернуться в языческую веру, он велел подвергнуть его различным мукам: Георгия заковывали в темнице, клали на грудь огромный камень, привязывали к колесу, утыканному гвоздями, и раздирали его тело.



Чудо Георгия о змие.
Новгородская икона, XV в.

   От гибели святого спас явившийся с небес «светлый муж». Некоторые из палачей и мучителей, видя это чудо и пораженные стойкостью Георгия, становились христианами. На сторону христиан перешла даже императрица Александра. Но другие продолжали Георгия мучить: его бросали в ров с известью, на ноги ему надевали утыканные гвоздями железные сапоги, били палками по губам, давали яд, но он остался невредимым. Между тем мученик в тюрьме исцелял больных, обращал царских служителей в христианскую веру. Накануне казни ночью к нему явился Христос, чтобы ободрить его. По приказу императора Георгию отрубили голову (перед смертью он попросил Бога простить его мучителей). Александру тоже приговорили к казни, но она умерла по дороге. Одна из трогательных подробностей «Жития»: мать Георгия просила Бога о милости — дать ей умереть прежде казни сына.
Эпизоды мученической судьбы Георгия зримо открывались глазам верующих на клеймах икон. На новгородской иконе начала XIV века (она хранится в Русском музее) с поразительной живописной наглядностью изображалось, как святого рубят мечами, пилят ему голову, жгут свечами, варят в котле, четвертуют... И на всех клеймах он изображается неизменно стойким и невозмутимым.
   В народных духовных стихах о Егории Храбром две главные темы — мученичество и героические подвиги святого — объединились. Стихи эти пели калики перехожие — благочестивые странники, но их восприняли и крестьяне-сказители, которые исполняли их наряду с былинами о богатырях. В этом образе Егория соединились черты христианского святого великомученика и подвижника во имя веры с типичными качествами эпического героя-богатыря, наделенного сверхъестественными, сказочными способностями. Вот каким он родился:
По колена ноги в чистом серебре. По локоть руки в красном золоте, Голова у Егорья вся жемчужная, Во лбу-то солнце, в тылу-то месяц,, По косицам звезды перехожие...



Святой Георгий в житии Новгородская икона, XIV в

   Подобно богатырю, Егорий заточен царем в темницу и проводит там тридцать лет и три года — не видя света белого, не слыша звона колокольного. Но вот по воле Бога он на свободе и сразу превращается в грозного воина, одевается в «сбрую ратную», берет «копье булатное», вызывает «белого резвого коня».
   Путь к подвигу ему преграждают «горы толкучие» (они сходятся-расходятся, не давая проехать), «леса дремучие» (приклонились к земле — пройти их невозможно), «стадо волков рыскучих», «стадо змеиное лукавое». Все эти препятствия Егорий преодолевает благодаря силе своей веры, обещая воздвигнуть «церкви соборные». В одних стихах он «рубит-колет стадо змеиное», наезжает на «землю Светлорусскую» и утверждает здесь «веру крещеную». В других — он убивает «царище Демьянище», и по его просьбе «матушка сыра земля» «пожрала в себя кровь неверную». В-третьих — он выступает против чужеземного насильника «Кудреяна-Кудреянища» и отрубает ему голову мечом-самосеком. Георгий Победоносец — это мужественный воин, защитник родной земли, покровитель князей. Его имя (тождественное также имени Юрий) нередко, начиная уже с XI века, давали русским князьям при крещении. Получил его, в частности, при крещении великий князь Ярослав Владимирович, который затем (в 1032 году) основал город во Владимирской земле, назвав его Юрьевым. В Киеве по его же повелению построили пред вратами Софийского собора церковь с монастырем во имя святого Георгия. В 1152 году князь Юрий Долгорукий основал город Юрьев-Польской. Георгиевский собор в нем (1230—1234) принадлежит к сокровищницам русского зодчества. Знаменит также Георгиевский собор в Юрьевом монастыре на левом берегу Волхова близ Новгорода (1119-1130).
   Идеальный образ святого-героя представал перед глазами верующих на иконах типа «Георгий пеший воин». На иконе из Успенского собора Московского Кремля (около 1170 года) изображен прекрасный юноша: его могучая фигура облачена в чешуйчатые доспехи, поверх наброшен плащ; в правой руке у него копье, в левой — меч. По наблюдению искусствоведа В. Н. Лазарева, в том, как он держит меч, есть что-то торжественно-ритуальное, исполненное символического смысла, может быть — след старинного обычая. Лицо воина озарено светом, на щеках легкий румянец; большие, прямо глядящие глаза подчеркивают душевную прямоту, открытость. Постепенно за Георгием Победоносцем прочно утвердилась слава хранителя Руси и ее предстателя пред Богом и всем светом. Изображение святого Георгия позднее вошло в государственный герб Московии, оно чеканилось на монетах, вырезалось на княжеских печатях*. Но это был не «пеший воин», а так называемый «ездец». Христианский культ святого великомученика Георгия и связанный с ним образ Победоносца слились в Древней Руси с языческим, традиционным для народа культом Георгия-Юрия-Егория. На святого перенесены были свойства языческих богов — Перуна, Ярилы и других, а также защитников Руси — былинных богатырей, можно найти и черты светлых, благо приносящих, хотя и небезопасных мифологических существ.
   Это слияние особенно ярко выражалось в ежегодных календарных праздниках, посвященных Георгию-Юрию. Первый из них — весенний, отмечался 23 апреля (по старому стилю), в день кончины святого. С него начиналась трудовая крестьянская весна. С «Георгием вешним» связывалась победа весеннего тепла над зимним холодом, торжество весны. Это явно видно по пословицам: «Юрий на порог весну приволок»; «Не бывать весне на святой Руси без Егория»; «Заегорит весна, так и зябкий мужик — шубу с плеч долой!»; «Не верила бабка весне, а пришел батюшка Егорий — и ее, старую, в пот бросило!»
   Чтобы утвердилась весна, ее «кликали», звали; для этого к Юрию обращались с заклинанием:


   * Гораздо позднее, уже в 1769 году, в России был учрежден военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия (четырех степеней). Он считался чрезвычайно почетной наградой. Претендовать на Георгиевский орден могли те, кто в морской службе «18 кампаний служили», или «в полевой службе 25 лет обер-офицерами служили». Первыми Георгиевскими кавалерами в России были П. А. Румянцев-Задунайский, А. Г. Орлов-Чесменский, Г. А. Потемкин-Таврический, А. В. Суворов-Рымникский.


Юръя, встань рано, Юръя, мойся бело, Юръя, иди в конюшню, Юръя, седлай коня, Юръя, езжай в поле, Юръя, отомкни землю, Юрья, пусти росу, Юръя, тепленькую, Юръя, беленькую.
«Отмыкание» земли «ключником» Георгием производилось в духе языческих обрядов и воспринималось как священнодействие:

Святый Юръя, Божий посол,
До Бога дошел,
А взял ключи золотые,
Отомкнул землю святорусскую,
На Белую
Русь и на весь свет.

   Приход весеннего солнца тоже был связан в народном сознании с Егорием. Об этом — загадка: «Взойдет Егор на бугор — выше леса, выше гор. С бугра спускается — из глаз скрывается».
На «вешнего» Егория вскрывались, освобождались от льда реки («Егорий — с водой»). Особое значение приписывалось в Егорьев день росе — она, считалось, обладала необычными целебными свойствами: «На Юрья роса — не надо коням овса» (то есть: роса обещала обильный корм для коней — буйный рост трав); по росе катались, чтобы получить силу и здоровье; утреннюю росу специально собирали — волочили по траве холст или полотно и потом выжимали, а собранной влагой омывали скотину, смачивали ей больные места. Роса, однако, попав в злые руки, могла принести и вред: верили, что колдуны и знахарки с ее помощью портили скотину, лишали коров молока и прочее. Все же преобладала вера в благотворные возможности росы. И Юрия просили:

Пусти росу на всю весну,
И густую, и частую,
И теплую, и мокрую,
И на весь свет,
На каждый цвет.

   Георгий-Егорий считался одним из святых покровителей земледелия и земледельцев (само имя его по-греч. значило — «землепашец»: а отсюда можно заключить, что в истоках своих этот персонаж был связан с земледельческой мифологией). В день Егория земля сулила крестьянину добрый урожай, и хлеборобы стремились через магические обряды способствовать этому. Выходили всей семьей кататься по озимому житу, потом усаживались в поле, устраивали трапезу: из символически значимой еды приносили яйца и пироги; пекли фигурки зверей; остатки еды зарывали в землю — это явный след древних жертвоприношений, «кормления» земли; смысл этого действия очевиден из слов, которыми оно сопровождалось: «Святый Юрье, роди жито!» А одновременно с этим вокруг пашен и сел устраивали крестные ходы с молебнами и водосвятиями: языческие и христианские обряды мирно дополняли друг друга.
На другой день после Егория начинали сеять яровые («Егорий придет — соха в поле пойдет»). Произносили заклинания, с помощью их «отмыкали весну» в надежде на скорый урожай «густого жита». Призывали дождь:
   Дождь, дождъ! На бабину рожь, На дедову пшеницу, На девкин лен, Поливай ведром!
На Егория примечали: «Сей рассаду до Егорья — капусты будет вдоволь»; «Пришел бы на Егорий мороз — а то будет просо и овес». По состоянию Егорьева дня определяли погоду на будущее: если был заморозок, то надо ждать еще сорок морозных утренников, и если они не выпадут все подряд, то оставшиеся ударят позднее по недоспевшему хлебу. Если же день теплый, то и дальше уже будет тепло. И все же главной хозяйственной заботой Егория было попечительство над домашним скотом и над дикими зверями. Одним из ярких праздничных событий 23 апреля являлся


Чудо Гeopгuй о змие.
Ростовская икона, XVI в.

выгон скотины на пастбища. Хотя во многих местах России скот начинали пасти и раньше — в зависимости от,природных условий, но в Егорьев день все равно совершался священный обряд, который должен был принести благополучие на весь будущий сезон. Хозяйки гнали свою скотину, осторожно постегивая ее вербами — и не простыми, а освященными в церкви в Вербное воскресенье. Ту же вербочку втыкали потом в крышу хлева — это чтобы скот невредимым возвращался к себе домой. Животных обходили с образом Георгия Победоносца; когда стадо собиралось, служили молебен, окропляли святой водой и обкуривали «свентаянной» (то есть освященной) травой. Желательно было выгнать скотину как можно раньше, чтобы успеть пустить ее в росу.
   В этих обрядах специальное внимание уделяли пастухам. Егорьев день был их праздником, сам святой Егорий считался их покровителем и — одновременно — соработником («Егорий — скотопас»). Пастухам перед выходом в поле дарили холсты, деньги, угощали ритуальными яствами. Они и сами должны были совершить магические действия, чтобы обеспечить порядок в стаде: обходили скотину с хлебом-солью и с горящими головнями в руках, с иконами и вербой. Ради безопасности скотины разыгрывались специальные сценки: пастухам раздавались роли зайца, кривого и слепого человека, колоды, кукушки. Главный пастух вступал с ними в диалог такого рода: « — Заяц, заяц, не горька ли эта осинка? — Горька. — Так пусть же наша скотинка будет горькой волку»... « — Колода, колода, ты можешь повернуться? — Нет, не могу. — Пусть же волк не сумеет повернуться к нашей скотине»... «Колода, колода, ты что — гнилая? — Гнилая. — Пусть же у волка зубы будут гнилые».
   Пастухи обязаны были иметь специальные предметы — обереги (замок, топор, икону) и знать заговоры, так называемые «отпуска». Гарантией успеха было строгое соблюдение пастухами различных запретов в течение всего сезона: нельзя было обрезать ногти, пить водку, запрещалось разорять гнезда, садиться на голую землю и так далее. С древних времен соблюдался известный обычай — «брать обход», то есть заключать договор с чертом, согласно которому пастух обещаел черту одну овцу или корову за то, что тот больше никого в стаде не тронет. «Обход» — в виде магического предмета — прятали под икону Георгия или зарывали в муравейник, втайне бросали на перекрестке дорог. Верили, что Егорий сам обрекал на жертву выбранную им или случайно попавшуюся скотину. Чтобы свести до минимума потери, прибегали к такой хитрости: перед выгоном скота «выкликали волка», «спрашивали» у него, какую животину тот — с разрешения Егория — облюбовал. После этого закалывали овцу, а ее ноги и голову кидали в поле. Пастухи под звуки своих дудочек и свирелей произносили заговор:
Дарую тебе хлеб и соль
И златые серебры,
Храни мою животинушку
Во поле, во зеленом дубровье,
Сохрани ее от змея ползучего,
От медведя могучего,
От волка бегущего.
Поставь до самой избы изгородку,
Чтобы было не переползти,
Не перешагнуть через нее...
  Надежда на то, что Егорий защитит крестьянскую скотину от диких животных, имела свои резоны: святой был признанным покровителем и распорядителем вообще всякого зверья, а не только домашнего: «Вся живая тварь у Егория под рукой»; «Святой Юрий зверя пасет». Егорий управлял животным миром, установив раз и навсегда в нем твердый порядок: в частности, какому зверю какой скотиной питаться. «У волка то в зубах, что Егорий дал»; «Если зимою волков много — знать, святой Егорий их распустил»; «Святой Егорий держит волка впроголодь, а то бы — хоть и скота не води!» Именем «волчьего пастыря» Егория к тому же заклинали змей.
 


<Ездец> на печати великого князя Ивана III Васильевича, 1497 г.



Георгиевский собор в Новгороде, 1119 г.

   Хозяином животных Егорий-Юрий стал благодаря одной своей уловке. Согласно легенде, когда Бог наделял святых съестным, каждому давая что-нибудь навечно, Юрия не случилось на месте. Оказавшийся тут же нечистый дух выпросил у Бога для себя овес. Когда подошел Юрий, ему остался один осот. Бог предложил: «Отберешь у черта овес — будет твой!» Юрий спрятался у входа в чертово царство. Вскоре появился и сам нечистый, повторяя про себя, чтобы не забыть, что ему досталось: «Овес, овес, овес!» Юрий неожиданно выскочил из укрытия и так напугал черта, что у того слово вылетело из памяти. Тут Юрий «помог» ему, подсказав: «Ты все говорил "осот"!» Получив таким образом овес — корм скоту, — святой и стал покровителем животных. В народе жило убеждение, что в вечном противостоянии древнего человека и зверя Егорий оставался союзником первого. Есть охотничий заговор (опять мы встречаем соседство  языческих и христианских реалий!), в котором говорится, как сам Христос послал охотника за помощью к Егорию Храброму. Тот взял капканы, луки, самострелы, сам поставил их в нужных местах и дополнил заклинанием: «Ой еси звери лисицы, подьте, побежите от тридевяти ловцов, от тридевяти промышленников к рабу Божию (имя рек) по своим полевым тропам, продольным и поперечным... вперед без ускоку, назад без усмотру, ушком не кивните, глазом не мигните, на сторону не скочите, назад не воротитесь. Души ваши сквозь ловушки, а туши ваши в ловушку... Тем моим наговорным словам ключ и замок». Осенний Георгий-Юрий приходился на 26 ноября (по старому стилю). Дата эта была определена князем Ярославом Святославичем по дню, в который митрополит Иларион освятил первый  на Руси храм святого Георгия в Киеве.
   Собственно, в делах хозяйственных, домашних, в отношениях земледельца с природой Юрий осенний («холодный») не был отмечен ничем особенным. Зато долгое время он играл важную роль во взаимоотношениях крестьян со своими хозяевами-помещиками и как таковой остался в памяти народной. Согласно Судебнику 1497 года, любой «черносошный», то есть строго закрепленный за определенным помещиком крестьянин, получал право перейти от него к другому помещику — «за неделю до Юрьева дня и неделю по Юрьевом дне осеннем». Переходы эти совершались по определенным правилам, с предварительным оповещением. Для мужика это была отдушина, позволявшая ему поискать другие, менее кабальные условия работы. По этому поводу сложились пословицы: «На чью долю потянет поле, то скажет Юрьев день»; «Позывал дьяк мужика судиться на Юрьев день, а мужик и был таков». Но царским указом 9 марта 1607 года это право перехода было отменено, и крестьянин отныне навсегда закреплялся за своим владельцем. Удар по мужику-хлебопашцу был силен и отозвался в пословице: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» С древних времен сохранился крестьянский обычай — при отъезде служить в Юрьев день молебен за успех в пути... О том, какое место занимал Георгий-Юрий -Егорий в народном христианском пантеоне, свидетельствуют волочебные песни, что исполнялись на Пасху. Волочебники (так называли участников праздничных обходов, исполнявших эти песни) сообщали о намерении воздвигнуть собор с тремя престолами: Первый престол — свят Егорий, Другой престол — Мать Пречистая, Третий престол — сам Исус Христос. Народная легенда сохранила и такую картинку: когда Богородица ездила по полям в карете, запряженной восьмеркой коней, на козлах у нее сидел святой Егорий. На примере образа Георгия-Егория-Юрия особенно ярко видно, почему мы говорим о Руси двоеверной. Для древнерусского человека христианский святой великомученик Георгий, Победитель змея, символ княжеской Руси, стал своим, родным, вошедшим в бытовой круг естественных хозяйственных забот. Так пришлое, не слишком понятное «умственное» учение нашло-таки путь в народное сознание, сроднившись с традиционным опытом многовекового язычества.


«Заклшателъ змей» Георгий. Фрагмент резьбы Людгощинского (новгородского) креста, 1356 г.


Энциклопедия русских примет

   СВ. георгин победоносец, егорий весенний, егорьея день, егорий (юрий) вешний, егорий храбрый
(6 МАЯ)
Юрий на порог весну приволок.
Егорий землю отмыкает.
Пришел Егорий — и весне не уйти.
На Руси два Егория: один холодный, другой голодный (9 декабря и 6 мая).
Егорий храбрый весне ворог лютый.
Егорий весну начинает, Илья (2 августа) лето кончает.
Коли весенний Егорий с кормом (появится трава), то зимний Никола (19 декабря) будет с мостом (то есть зима установится, будет хороший санный путь).
На Егорья мороз — под кустом овес.
На Егорья мороз — гречи хороши.
Когда на Георгия будет мороз и повторится через неделю, то должно ожидать теплой осени.
Как в Егорьеву ночь заморозит, так сорок утренников еще на хлеб падет, сорок утренних морозов с Егорьева дня на все лето, пока хлеб в поле стоит. Бывало, собирали сорок камушков и как утренник, так выбросят камушек; смотрели, сколько еще оставалось их в мешочке.
Егорий из-под спуда зеленую травку выгоняет.
Гони животину на Юрьеву росу.
На Егорья роса — будут добрые проса.
На Юрья роса — не надо коням овса (то есть будет вволю травы для скота), снег — урожай на гречу.
Юрьева роса полезна от сглазу, от семи недугов человеку и животным.
На Юрья дождь — скоту легкий год, а гречи недород.
На Юрья снег — урожай на гречу, на Юрья дождь — гречи недород.
На Егорья в некоторых местах запахивают пашню.
Ранний яровой посев — с Егорья, поздний — с Еремея (14 мая).
Егория иногда зовут Ленивая соха: для тех, кто не успел до этого дня посеять ранние культуры.
Ясное утро на Юрия — ранний сев, ясный вечер — поздний.
Яровое сей до Егория.
Ранний горох сей до Георгия, поздний — после Георгия.
Кто сеет овес с Егорья, тот убирает не зерно, а солому. Сей просо с Егорья, кончай Николой.
С Георгия начинают садить свеклу, сеять морковь и рассаду: сей рассаду на Георгия — будет щей вдоволь,
К Егорьеву дню почти во всех местностях был приурочен первый выгон скота в поле, который воспринимался как большой праздник: скотину выгоняли в поле вербой, срезанной в Вербное воскресенье, приговаривая: "Христос с тобой! Егорий храбрый, прими мою животину на все полное лето и спаси ее!"
Юрьев день считался праздником пастухов, их одаривали, кормили в поле мирской яичницей.
В старину пастуха в этот день окачивали водой, чтоб все лето не дремал.
Хозяйка, выгоняя в первый раз в поле корову, заставляла ее переступить через положенную в ворота палку, а потом, ударяя ее палкой, приговаривала: "Тели телок, тели телок!"
Вместо палки мог использоваться сковородник: "Как сковородник от печки не отходит, так пусть бы и скотина от двора не отходила".

На Георгия гладят лошадей яйцом, приговаривая: — Будь гладка, как яичко!

Георгий Победоносец считался покровителем домашнего скота, и к нему обращались с просьбами защитить, уберечь коров, овец, лошадей.
Наибольшей силой, по мнению народа, обладало обращение именно в Егорьев день, во время первого выгона на подножный корм.
Говорили:
— Спасителю Победоносцу и Чудотворцу! Отче наш, Георгий, спаси и сохрани нашу скотинку в темных лесах, в жидких местах от диких зверей, от пловучих змей и от злых людей. Аминь!
В день выгона скота считалось необычайно полезным печь обрядовое печенье в виде "коровок", "лошадей", "козулек" и прочих животных, отдаваемых под наблюдение Егория и пастуха.
Крестьяне верили, что Егорий сам, невидимо для людей, выезжает в поле на своем белом коне и пасет скот, охраняя его от лесных зверей, над которыми тоже властвует.
Полезно в этот день мыть, купать коней, кормить крестами, испеченными в Крещение.
Также гладят лошадей по голове яйцом с приговором: "Как яичко гладко и кругло, так и лошадушка моя будет кругла и сыта!"
Не бери на Юрья шерсть в руки, не то волк скотину перережет.
Егорьевская (родившаяся в этот день) корова всегда комола.
С 6 мая связан прилет ласточек; начинают прислушиваться и к голосу кукушки, поскольку пророчит не только срок жизни.
Кукушка кукует до Егория — к падежу скота и неурожаю.
Если кукушка кукует, когда еще не оделся лес, будет голодный год.
Кукушка прокуковала в левое ухо — хорошая примета для домашнего хозяйства.
св. Георгий поведонооец, егорий (юрий) осенний, холодный, зимний, юрьев день (9 декабря)
Егорий с мостом, Никола (19 декабря) с гвоздем.
На Руси два Егорья: холодный да голодный (весенний, 6 мая).
К Егорьеву дню обивают двери войлоком или рогожами, конопатят окна и погреба.
Если до Егорьева дня бывает иней, то сев овсов в будущем году окончится до Егорьева дня.
В Юрьев день надо слушать воду в колодцах: коли тихо, не волнуется, зима будет теплая; послышатся звуки — ожидай сильных вьюг и морозов.
Егорий зимний — охранитель скота, повелитель волков; говорят: "Что у волка в зубах, то Егорий дал!"
С Юрьева дня волки начинают ходить за добычей.
С Егория медведь в берлоге крепко засыпает, а волки жмутся к деревенским задворкам.


"Русский народный календарь" издательство "Метафора"  2004

23 Апреля — Руф

   «На Руфа путь рушится» говорили когда-то и были совершенно правы. Растаявший снег к этому времени превращался в талую, уже успевшую помутнеть воду, высушить которую у апрельского солнышка еще силенок не хватало. «Кругом грязь — ни проехать, ни пройти». Поэтому чтобы не огорчаться из-за распутицы и придумали: «Правая нога на дороге увязнет раньше левой — к удаче», «Правая нога в дороге озябнет прежде левой— к добру». Впрочем, счастливых и не очень счастливых примет, связанных с дорогой, существует немало.
 

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру