Вихор

Спонсор странички :

Содержание:

М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001

 


М. Власова "Русские суеверия" Санкт-Петербург издательство "Азбука-классика" 2001.

   ВИХОР, ВИХОР, ВИХОРЬ, ВИХОРНЫЙ, ВИХРОВОЙ, ВИХРИК, ВИХРЬ — «живой» вихрь, дух-вихрь; нечистая сила, имеющая облик вихря или обитающая в вихре.
   «Ветры, вихори, отнесите от рабы Божьей [имя], изо всех ее членов и суставов, и снесите в черные грязи и поразите ее в грязи топучие, ветром, чтобы не вынесло и вихрем, чтобы не выдуло: исчезнет и погибнет нечистая сила» [из заговора] (Волог.); «Вдруг Вихорь набежал, схватило обеих сестер и понесло. Все гости кричат, сделался необыкновенный крик. А Вихорь их несет все выше и выше» (Нижегор.); «Пошли они в чисто поле, Вихорь и спрашивает: „Как будем сражаться, как будем разъезжаться?"» (Онеж.); «Зазнобил сердце он, повысушил, суше ветрушка, суше вихоря, суше той травы да подкошенныя» [из песни] (Арх.); «Вихор ее знает! Ну те к вихру!» (Ряз.).
   Сильный стремительный ветер — вихрь крестьяне многих районов России считали живым существом. В Пермской губернии при сильном ветре говорили: «Вихрь, тебе дорога, мне другая», надеясь, что он услышит и отвернет. Если же вихрь проклинали, то, по поверьям, оскорбившись, он начинал буянить: раскидывать сено, срывать крыши и т. п. Тем не менее в некоторых районах России, стремясь остановить вихрь, ему угрожали, ругали, призывали: «Аминь, аминь, аминь, рассыпься!» (Волог.)
   По распространенным поверьям, вызвать сильный ветер мог свист, поэтому неосмотрительно свистящих, особенно в море, на промысле, останавливали и ругали. И напротив, чтобы была поветерь (попутный ветер) — насвистывали (Арх.). «Некоторые люди умеют свистом вызывать ветер: веют на ветру ягоды или орехи, ветер стихнет — они посвистят — и задует» (Том.) <Барди-на, 1992>.
   Облик разрушительного духа-вихря обрисован в заговоре-отсушке, произносимом для уничтожения любви: «Пойду я в поле на травы зелены, на цветы лазоревы. Навстречу мне бежит дух-вихорь из чистого поля со своею негодною силою, с моря на море, через леса дремучие, через горы высокие, через долы широкие; и как он бьет травы и цветы ломает и бросает, так же бы раб Божий [имя] бил, ломал раба Божьего [имя] и бросал, и на очи не принимал, и до себя вплоть не допущал, и казался бы тот человек пуще змея лютого, и жгло, и палило бы его огнем, громом и молнией. Тому слову моему нет края и конца, ни переговору и недоговору» (Ю. Сиб.).
   К вездесущим и стремительным ветрам, вихрям обращен и заговор-«присуха»: «...На море на окияне, на острове на буяне стоят три дуба зеленых, под темя тремя дубам зеленым — цари ветрам, цари вихорям, цари царевичам, короли королевичам; а я, раб Божий, подойду, поклонюся — вашей вере приложуся: уж вы, батюшки ветры, батюшки вихри, сильные могучие богатыри! Вы сослужите мне службу верну и неизменну, пошлите своих послов-почтальонов и курьеров и отберите от меня, раба Божьего [имя], всю мою тоску тоскующую, сухоту сухотующую, тоску неисповедиму и плачь неутолиму, да понесите от меня, раба Божьего [имя], к рабице Божьей [имя] через горы, через долы, через быстрыя реки, нигде не запутайте и не залытайте, нигде не оставьте: ни в улках, ни в переулках, ни в частых переходах, ни в высоких заплотах, а оставьте у рабицы Божьей [имя] в слышании, в теле белом, в ретивом сердце. Батюшки ветры, батюшки вихори, сильные могучие богатыри: Лука, Марко, Матвей, Гаврило, пятый вихорь! Задуйте, завейте в белое тело, в ретивое сердце, в печень, в кровь горячу, в ясныя очи, в черныя брови, в семдесят семь суставов, соединенных суставом, и в семдесят семь жил, соединенною жилою, не могла бы она без меня, раба Божьего [имя], ни жить, ни быть, ни дню дневать, ни часу часовать, ни минуты миновать...» (Перм.).
   «Буйные ветра» упоминаются в «заговоре на измену мужа», записанном в 70 —80-х гг. XX в. на Новгородчине: «Густые дыма, буйные ветра, лятите туда, в то место, в то жиленье, в то строенье, где Иван живет. Перядайте ему тоску и печаль в его сердце, в его живот, чтоб ныло и болело по Марье-рабы. У-у, Ваня, приезжай домой!» (Заговор следует произнести в ту пору, когда топится русская печка и идет самый черный дым. Или в городе надо встать в 12 часов ночи, открыть форточку и сказать в форточку.)
   Вихрь русскими крестьянами характеризуется также как сильный и губительный ветер. Сходно с «простым» ветром вихрь называют «дедушко безрукой» (Яросл.). В Олонецком крае вихрь, случившийся на Власьевой неделе (около масленицы), приписывали святому Власию — «Власий бородой трясет». По поверьям Вологодской губернии, в «живом» вихре может находиться вредоносный дух — вихрик. «Вихор, когда пыль по дороги столбом, в вихор не надо попадать, в сторону отходи, може в ем вихрик есть, попадешь и заболеешь неизлечимой болезнью». Здесь несущийся по дорогам вихрь напоминает встречного, стремительно передвигающегося и «расшибающего» путников ветрового духа, персонифицирующего болезнь, случайность.
   «От вихря надо бежать, чтоб он не прошел через человека, иначе можно умереть, получить тяжелую болезнь или сойти с ума» <Попов, 1903>. В рассказе орловской знахарки «находящий» вихрь тождествен заболеванию: «Вот, намеднись, наш мужик ехал из города, едет, это, с товарищами, глядь, вихрь находит. Мужик-то и скажи: „Ой, братцы, как бы этот вихрь с меня шапки не снял!" — Сказал так-от, вихрь, как налетит, шапку-то ему и сбил. Ну, приехал мужик домой, приехал да и „залежал". Жена его бежит ко мне: „Бабушка Марфа, мужик мой залежал, как бы не от глазу?" Ну, я пришла, глянула: „Нет, говорю, это вихрь нашел, а не от глазу". От глазу — „коверкает", а тут так, — лежит себе, да и все. Ну, я наговорила, — ничего — полегчало».
   В сказках вихрь уносит царевен: Вихорь, Вихорь Вихоревич — сказочный богатырь, чудовище, обитающее в «Вихревом царстве» (Онеж.). «В недрах земли или под землей находятся разные царства, которыми управляют — Вихорь, летучий Змея и Яга-Баба» (Арх.).
   «Живой» вихрь мог представляться вещим, вещающим; 21 августа, в день Мартына Ветрогона, вихрь на перекрестках спрашивали о том, какова будет зима.
   Согласно общераспространенным представлениям, вихрь — вместилище нечистой силы. Вихрь, вьющийся возле трубы дым — «работа нечистой силы», считали в Саратовской губернии. Вологодские крестьяне, даже находясь в избе, старались не есть во время грозы, бури, так как в это время над землей носится нечистая сила и «останавливается там, где видит еду». В Нижегородской, Воронежской губернии вихрь считали «беспокойными нечистыми», а в Ярославской — верили, что в вихре, ломающем крыши, находится нечистая сила.
   Облик сосредоточенных в вихре нечистых (как и облик самого вихря) часто расплывчат, неконкретизирован. Так, вихорный, вихровой (Тулъск., Яросл.) — духи вихря, не описанные ясно, а лишь обозначенные этими наименованиями. Вихровой, обитающий в вихре, иногда «скрадывается» молодцем, которого можно ранить, бросив в вихрь нож. «Простой народ в Сибири думает, что в вихре летает нечистый дух. Дьявол, негодная, нечистая сила» <Майков, 1869>. В вихре могут помещаться (или вызывать вихрь, появляться в вихрем) два старика с большими рогами и собачьими ногами (Нижегор.), огромный человек, машущий руками (Арх.), а также леший, покойники, черт, Дьявол. «Причина метели и вообще бушевания ветров — возня чертей» (Волог.); вихрь есть не что иное, как игра беса {Курск.); в вихре вертится Дьявол {Волог.). «Столб пыли, вихрь, подымающийся на дороге, производится Дьяволом, который начинает вертеться и подымает пыль. Если в такой столб, бегущий по дороге или по полю, бросить нож, то нож окажется в крови. Опыт этот, однако, очень опасен, так как раненый Дьявол непременно отомстит. Если наклониться и взглянуть на такой столб между ног, то можно увидеть Дьявола. <...> Если крикнуть: „Вызы, вызы!" вихрь становится злее, но если закричать: „Натолку чесноку, да в с... зобью!", то вихрь совершенно взбеленится...» {Волог.) <Иваницкий, 1890>.
   Широко бытовало представление, что, посмотрев на вихрь между ног, нагнувшись, можно увидеть в нем черта. Некоторые исследователи считают вихрь «основной ипостасью черта», однако вихрь, скорее, опасное сгущение не вполне определенной силы, сил, принимающих различные облики.
   Так, леший традиционно не только лесной, но и стихийный, «ветровой» дух: он может вызывать вихрь, быть вихрем. «Про вихрь говорят: „Леший идет"» {Арх.) (см. ЛЕШИЙ). Нередко вихрь трактовался как поездка-полет мифологических существ (или их «свадебного поезда»). Русские крестьяне считали вихрь следствием чертовой свадьбы или венчания Сатаны с ведьмой {Арх.) <Даль, 1880>; свадьбой лешего с лешухой {Костр.). В повествовании из Костромской губернии ямщик указывает седоку на небольшой вихрь, который, «играя, бежит по дороге»: «„Вишь ты, проклятый, как!" — глубокомысленно заметил ямщик. „Кого ты бранишь, братец?" — спросил я его. „А вон голова-то победная погуливает". — „Да укажи, пожалуйста, где? Я никого не вижу. Там, куда ты указываешь, один вихрь встает». — „Какое вихрь, это он-то и есть леший! <...> Он это пляшет". — „Да разве он любит плясать?" — „А то как же: вестимо, что так. Мне батюшка-покойник, — дай ему, Господи, царство небесное! — сказывал, что коли какая девка оченно, бывало, распляшется, то, говорил, это ее леший ломает да носит. Да и как же ему теперь не плясать? Ведь вы, господа, по свадьбам-то своим пляшете, или... как по-вашему... танцуете, что ли? Ну, так и он тоже". <...> „И ты этому веришь?" — „Знамо дело, верую; неужто не верить, ведь я не немец"» <Андроников, 185б>.
   Леший-вихрь «хватает» и уносит с собой проклятых людей (см. ЛЕШИЙ, ПРОКЛЯТЫЕ). «Хватая» проклятых, леший-вихрь проникает даже в дом: в Новгородской губернии записан рассказ о том, как вихрем — через трубу — был унесен из избы проклятый младенец («вихрем» уносят проклятых и другие мифологические персонажи, прежде всего черт).
Некоторое время после такого похищения проклятые и леший-вихрь находятся в стремительном кружении, пролетая иногда огромные расстояния; в повествовании XX в. из Восточной Сибири проклятая (вместе с лешим) носится вихрем; по материалам с Русского Севера, в вихре вертятся проклятые мужчина, женщина и Дьявол. «В иных местах думают, что в каждом вихре заключен мужчина или женщина, которые „запрокляты"» (Волог.).
   Если проклятый снял с себя крест, принял от лешего еду или его за время кружения не «отвели», не сумели возвратить родные, то он исчезает с лешим безвозвратно и может стать частью, подобием лешего-вихря или просто вихрем, ветром.
   В облике сильного ветра, вихря (или сопровождающих, вызывающих вихрь) представляли умерших неестественной, безвременной смертью (самоубийц, удавленников, опойц). Душа (или посмертный, повторяющий человека «летящий облик») таких особых умерших оказывалась, соответственно, бурным, разрушающим вихрем: когда ветер завывает в трубе, это плачет покойник; вихрь же, срывание крыш — выражение недовольства умерших. По мнению псковичей, вихрь — это умерший неестественной смертью. После гибели удавленницы в деревне поднимается вихрь и «открывается все». Она «проносится вихрем» мимо окон (Новг.). Верили, что буря, метель «разыгрывается перед головой» (Волог.), т.е. перед чьей-то безвременной смертью. «Во время метели играют на полях черти и мертвые выходят из могил» (Твер.). Несущиеся вихрем покойники могли принимать и традиционные для вихря, ветра облики летящих коней, в том числе — представляться едущими на тройках или, наоборот, везущими на себе нечистую силу, лешего, чертей.
   Рассказы о вихревых полетах-поездках лешего и чертей на обернутых лошадьми самоубийцах (удавленниках, утопленниках, опойцах и прочих грешниках) популярны у русских крестьян и XIX и XX вв. По рассказу орловских крестьян, мужичка-плотника, идущего из Одессы на родину (переход более чем в тысячу верст), нагоняет на тройке барин с кучером: «...поравнявшись с мужичком, барин приглашает его сесть: подвезу, мол. Тот садится, тройка летит, как стрела; барин все покрикивает, чтобы кучер подгонял пристяжную с правой стороны. „Подгони, — кричит, — правую-то, попадью!" Мужичек спрашивает, зачем лошадь прозвали „Попадьей". Барин отвечает, что это не лошадь, а попадья в действительности, что „это я, мол, приучаю ее, чтобы лучше бежала, да и вас, дураков, скорее домой доставляла". После крика петуха мужик оказывается валяющимся на дороге, у околицы родимого села, а барин „хохочет и пропадает", „отмочив" на тройке „с вечера до петухов более тысячи верст"».
   В повествовании из Костромского края утопленник «возит» лешего, сохраняя человеческое обличье: «Сидит он (леший. — М. В.), сударь мой, на мужике, а сам знай щекочет его хвостом-то. <...> Да слышь, весело больно окаянному, что загубил грешную душу христианскую; иногда, говорят еще, подхватит эдакого мертвеца, да и ну вертеться с ним. Это, по-вашему, называется вальсик делать, что ли» <Андроников, 185б>. Сходные представления прослеживаются и в быличках второй половины XX в.
   Приобщаемые своей особой смертью к нечистой силе (а в общем-то, к еще дохристианским божествам, духам), покойники принимали ее облик, служили ей, сами становились частью стихийных сил, в том числе вихря. Но поскольку самоубийцы в поверьях XIX —начала XX в. воспринимались двойственно (и как наделяемые сверхъестественными способностями, и как согрешившие, самовольно прервавшие жизнь люди), то некоторые крестьяне утверждали, что «черт насвистывает и накрикивает сильный ветер и этим ветром уносит к себе тех, кто прогрешил» (Пенз.).
   Широко бытовало представление, согласно которому возня чертей (вихрь, метель) объясняется их радостью по поводу того, что к ним попадет человечья душа (Волог.).
   Ветры же, вихри, отчасти под влиянием христианской проповеди (например, у раскольников Смоленской губернии), могли представляться и душами, «дыханием» грешных людей, которые носятся по земле, не находя покоя.
   Верили, что в результате вихря образуется вихорево гнездо или ведьмина метла — скопление веток на березе (на сосне, реже — на других деревьях). Такие ветки подвешивали на скотных дворах; в заутреню Чистого четверга ими окуривали скот (Енис).
   По мнению крестьян Череповецкого уезда Новгородской губернии, от вихря мог уберечь собранный утром Великого четверга и воткнутый под крышу верес (можжевельник), считающийся «святым деревом». Заговор «от вихря» записан на Орловщине: «Ветры и вихри налетные, наносные, набродные, незаведомые, полдневные, лесовые, болотные, луговые, пошлю я вас во чисты поля, во сини моря, во гнилы болота. Не я вас высылаю, высылает вас Матушка, Пресвятая Богородица».
   «Для утоления вихря» крестьяне Владимирщины трижды произносили: «Как вода огонь заливает, так и слова мои бурю утишают. Аминь».


"Краткая энциклопедия славянской мифологии" Шапарова Н.С. Издатнльства: "АСТ", "АСТРЕЛЬ", "РУССКИЕ СЛОВАРИ". Москва 2001


   ВИХРЬ, вихрик, вихревик, вихревой — нечистый, опасный для человека ветер, олицетворение демонов и результат их деятельности. В отличие от ветра, вихрь воплощал в себе только злое, враждебное начало, связанное с нечистой силой или с различными нарушениями законов природы и ритуальных запретов (ср. украинские и белорусские рассказы о людях, захваченных вихрем и пропавших без вести, а также народные проклятия типа: «щоб тебе буря вивернула!», «щоб тебе взяло та понесло поверх дерева!», «щоб тебе понесло по-за витряками», «щоб тебе вихрами та
бурами винесло!», «вихор табе падыми!» и пр.). При этом магические свойства вихря переносились в народе и на те предметы и явления, которые считались результатом его деятельности: дерево-выворотень, колтун, закрученное вихрем полотно или сено.
   Местами наиболее частого появления вихря считались всевозможные нечистые места: дороги, лес, перекрестки, пустыри, иногда печные трубы и мусорные кучи, а также могилы самоубийц и места самоубийства. «Вихоревым гнездом» (а также «ведьминой метлой» и т.п.) в народе называли тонкие высохшие веточки березы, ветлы или другого дерева, спутанные клубком во время вихря; верили, что это «гнездо», подобно разрыв-траве, может разрушить вражеское оружие одним своим прикосновением. Кроме того, «вихорево гнездо» использовали как оберег: подвешивали его на скотных дворах, в заутреню Чистого четверга окуривали им скот и т.п.
   Согласно народным поверьям, в вихре, летящем по дорогам, крутятся, танцуют, дерутся, справляют свадьбу черти, ведьмы, чаровницы, халы, вилы, кара-конджалы, полудницы, лешие, шишиги и пр. Нередко считалось, что вихрь — это нечистая сила, убегающая от грозы или просто быстро перемещающаяся с места на место. По некоторым поверьям, в вихре может носиться по миру вредоносный дух, вихрь («.. .в вихор не надо попадать, в сторону отходи, може в ем вихрик есть, попадешь и заболеешь неизлечимой болезнью»). Вообще же вихриком, вихровым, вихорем, вихровой силой и т.п. могли называть любую нечистую силу, имеющую облик вихря, обитающую в вихре или даже просто вызывающую вихрь.
   Облик нечистой силы, обитающей в вихре, в народных поверьях был весьма расплывчат. Чаще всего считалось, что духи вихря, называемые вихровой, вихорный и т.п., имеют облик бегущего человека, размахивающего руками; могут они показаться и в облике молодца, серого кота или пса, волка и т.п. Помимо этого, в вихре, по народному убеждению, можно увидеть чертей и ведьм с куриными лапами вместо ног. В вихре могут помещаться (или вызывать вихрь, появляться с вихрем) два старика с большими носами, рогами и собачьими ногами. Несущаяся вихрем нечистая сила могла иметь облик коней или всадников; при этом конями нечистой силе могли служить и заложные покойники. Во многих местах полагали также, что в вихре можно увидеть всякую нечистую силу в самых разных обличьях.
   Появление вихря в народе особенно часто связывалось с неестественной смертью, с самоубийством. Так, например, во многих местах существовало поверье о том, что вихрь летит в ту сторону, куда повернуто лицо висельника; что он гонит душу повесившегося; что он ночует на могиле самоубийцы, возникает в местах захоронения удавленника или утопленника и т.п. Очень часто вихрь, по народному убеждению, появляется «перед головой», т.е. перед чьей-то безвременной
смертью, особенно смертью нечистой. Вихрь обычно сопровождает смерть ведьмы или колдуна, а также смерть самоубийцы; иногда считалось, что это черт в облике вихря летит за душой покойного. По некоторым поверьям, с вихрем также прилетает домой душа безвременно умершего родственника; поэтому когда ветер завывает в трубе, в некоторых местах говорили, что это плачет покойник, а когда вихрь срывает крыши — что это выражают свое недовольство умершие.
   Вихрь в славянских поверьях традиционно соотносился с проклятыми людьми. Так, например, нередко считалось, что «черт насвистывает и накрикивает сильный ветер и этим ветром уносит к себе тех, кто прогрешил». По поверьям, нечистая сила в облике вихря хватает и уносит с собой проклятых, причем может забрать их даже из дома: так, в одной быличке леший вихрем спустился в трубу и унес с собой проклятого матерью младенца. Некоторое время после такого похищения проклятые и унесшая их нечистая сила, по словам крестьян, находятся в стремительном кружении, пролетая иногда огромные расстояния, а иногда кружась все время вокруг одного села; так, по поверьям Русского Севера, в вихре вертятся проклятые мужчина, женщина и дьявол. В некоторых местах верили также, что, если проклятый снял с себя крест, принял от унесшей его нечистой силы еду или если его за время кружения не «отвели», не сумели возвратить родные, то он исчезает безвозвратно и может стать частью вихря (летящей в нем нечистой силы) или просто вихрем, ветром.
   Согласно народным поверьям, демонов, чертей и т.п., обитающих в вихре, можно увидеть, если снять с себя крест, наклониться и посмотреть между ног, под левым плечом, через рукав или через вывернутую рубаху. Дети же и чистые, святые люди, наряду с людьми «знающими» (обычно ведьмами и колдунами, знахарями и шептунами), могут видеть их и просто так (ср.: «Дети, они же чистые, на них греха нет, вот они и видят всякую отпадшую силу»). Существовало еще поверье, что если бросить в вихрь нож, то на нем появятся капельки крови.
   Вихрь, по народному убеждению, переносит различные болезни, порчу, демонов-лихорадок и пр., и сам нередко является причиной заболеваний. О людях, попавших в вихрь, говорили, что их «пидвияло», «вихор перейшов»; считалось, что таких людей, если они не умрут, непременно разобьет паралич, у них искривится рот и лицо, вырастет колтун, они станут немыми или ослепнут и т.д. Считалось также, что вихрь часто является причиной психических заболеваний, прежде всего эпилепсии; человек, «подвеянный вихрем», повреждается в уме, становится бесноватым или ясновидящим. Сам вихрь и человек, в него попавший, по мнению крестьян, приносят неудачу и несчастья. Вылечить же болезни и порчу, полученные от вихря, считалось делом практически невозможным, хотя в некоторых местах для их лечения и применяли заговоры, «иорданскую» (т.е. освященную на Крещение в проруби) воду, нож, семь раз освященный на Пасху (им крестят больного, произнося заговор), или закрученные вихрем сено и листья. Вообще же, в таких случаях советовали звать толкового знахаря или вообще «знающего» человека, который для лечения нашептывал на воду, использовал освященные предметы и пр.


 

 

Реклама :

                            Сайт музея мифов и суеверий русского народа      

Все опубликованные материалы можно использовать с обязательной ссылкой на сайт:     http://sueverija.narod.ru  

Домой   Аннотация   Виртуальный музей   Каталог   Травник   Праздники   Обряды   Библиотека   Словарь   Древние Боги   Бестиарий   Святые   Обереги   Поговорки  Заговоры  Суеверия  Как доехать

   152615 Ярославская обл. город Углич. ул. 9-го января д. 40. т.(48532)4-14-67, 8-962-203-50-03, 8-905-134-47-88

Гостевая книга на первой странице                                                                                      Написать вебмастеру                

Hosted by uCoz